А.А.Селин

 


Об одной сельской свадьбе при царе Василии Шуйском


Тот образ русского общества, который принято распространять на всю историю Московской Руси сложился в отечественной историографии во многом под воздействием записок иностранцев XVI-XVII вв. Исследованию этого вида источников посвящено большое число работ, но часто сообщения, в них содержащиеся, принимаются исследователями в качестве наиболее авторитетного подтверждения тех или иных выводов. В то же время известно, что т.н. "записки иностранцев" часто составлялись как политические памфлеты, как средство для удовлетворения личных амбиций автора и т.п. (Штаден 1925). Еще Л.П.Рущинский выявил стереотипичность некоторых замечаний иностранных авторов, в частности, о русском религиозном быте. Так, общим местом в этих описаниях является многочисленность и малая вместимость русских церквей, обилие духовенства и монашества (Рущинский 1871). Подобные устойчивые тексты можно усмотреть и в описаниях дорог иностранными путешественниками (Щербачев 1911; Рюссов 1880: 345; Стрейс 1935: 149, пр.).

Для исследования повседневной жизни той эпохи, которую в России именуют поздним средневековьем (XVI-XVII вв.) чрезвычайно большая роль принадлежит появившимся в начале XVI в. массовым письменным источникам, связанным с поместно-вотчинным делопроизводством. Несмотря на длительную историографическую традицию изучения, возможный потенциал этих источников до конца не определен. Поиск не общего, а частного, отказ от статистических подсчетов и обращение внимания на содержащуюся в этих источниках неявную, подспудную, информацию характеризует последние годы их исследования. При этом именно корпус источников 1580-1610-х гг. наиболее представителен в плане излишней по отношению к их основной функции информации. Энергия, с которой государство после завершения Ливонской войны принялось восстанавливать разрушенное, заключалась, в частности, в повсеместно проводившихся дозорах и обысках, которые и зафиксировали состояние государства. По нашим наблюдениям, предпринимавшиеся меры имели определенный успех, и в 90-е годы XVI в. страна переживала подъем, несколько напоминавший тот, что происходил в стране в первой половине XVI столетия.

В документах, относящихся к сфере деятельности поместных учреждений эпохи правления Бориса Годунова и первых лет Смуты проявились характерные особенности времени. В них, в большей степени, нежели в источниках начала - середины XVI в. можно встретить указания на особенности сельского ландшафта. Дело здесь не только в росте многообразия форм поместного делопроизводства, но и в особенностях самого исторического периода. Именно с конца XVI в. в формуляры источников входят, к примеру, устойчивые тексты, описывающие состояние разрушенных церквей: "погост, а на погосте была церковь Ильи пророка да на погосте ж были дворы церковные, храм и дворы сожгли литовские люди: (м) попово, (м) дьячково, (м) пономарево, (м) проскурницыно да 3 места келейных нищих…" (описание Милонебской штины Озерицкой волости - Писцовая 1584/85: 1398-1398 об.). В описаниях, происходивших из других районов на место "литовских" людей ставили "немецких", а после 1611 г. в Новгородской земле - "воровских" (Ср.: Дозорная 1612). Хочется отметить, что такие описания подчеркивают своеобразие местности, дают информацию о конкретных людских судьбах, подчас - о судьбе местных святынь. Так, в дозорной книге Старой Руссы 1611 г. повествуется о священнике, вывезшем в Москву местночтимую чудотворную икону: "(Двор) троецкого попа Ивана на Вяжицкой земле, позему три алтына две денги, и поп Иван съехал к Москве с чюдотворным образом с Пречистою з Богородицею в 116 году" (Дозорная 1611).

Мы попытаемся представить некоторый новый материал, характеризующий быт и нравы служилого сословия Северо-Западной России в последние месяцы царствования Василия Шуйского - поры, когда государственная власть ослабела и потеряла авторитет, несмотря на политические успехи таких полководцев, как кн.М.В.Скопин-Шуйский. Как известно уже через год в политическом устройстве Новгородской земли произойдут серьезные изменения. Только войска Делагарди смогли на недолгий срок утвердить порядок в части "Новгородского государства".

Этот документ - челобитная сына боярского Водской пятины (к сожалению, из-за сильных повреждений документа его полное имя установить не удалось), в которой содержится жалоба на его соседа - дезертира и дебошира, ограбившего свадебный поезд холопа челобитчика и увезшего невесту к себе во двор. Уже через год с небольшим после описываемых событий Новгород был занят шведами, а в 800 метрах от церкви, где происходило венчание, был поставлен острог, в котором стоял гарнизоном отряд шведских солдат.

Челобитная сообщает о многих характерных чертах эпохи. В ней подробно описан свадебный убор жениха и невесты. Они одевались ярко - в лазоревые тона, на женихе была лисья шапка, атласная шапка невесты была украшена жемчужной вышивкой.

По разным источникам нам удалось проследить судьбу нападавшего - сына боярского Увара Боркова. Его дед, Афанасий был первым представителем рода, испомещенным в Водской пятине. Хорошо известны его отец Григорий, дядья, другие родственники. Увар был поверстан в служилое сословие в 1596 г., на смотре 1605 г. в Ивангороде получил прибавку к поместному окладу. В 1609 г. Увар Борков участвовал в походе армии М.В.Скопина-Шуйского и Я.Делагарди на Торжок, Калязин, Александрову слободу. Из слободы Увар сбежал, не пожелав далее находиться в действующей армии, где он состоял в отряде С.В.Головина, шурина М.В. Скопина-Шуйского и участника похода из Новгорода к Торжку 1609 г. Осенью того же года Головин возглавил поход на Переяславль-Залесский, Дмитров и к Троице. Вероятно, частью этого похода была осада "Ботова острожка Тятвичи", упомянутого в документе, который, по нашим наблюдениям, находился на Троицкой или Стромынской дорогах, там, где действовал Скопин в конце 1609 - начале 1610 гг. Увар Борков дезертировал в четверг на Филиппов пост. В 1609 г. это могли быть 16, 23, 30 ноября и 7, 14, 21 декабря. Дезертировав, он уехал к себе в поместье, в Будковский погост Водской пятины.

Описываемые в документе события разыгрались 25 января 1610 г. Холоп Иван Дылдин женился на девке Акулине. Венчались молодые в деревянной клетской церкви св. Климента папы Римского на Тесовском погосте, известной по источникам с 1500 г. Эта церковь благополучно пережила Ливонскую войну, в ходе которой в 1581 г. боевые действия охватили Тесовскую округу и продолжала существовать на рубеже XVI-XVII вв. Сохранилось большое число документов, скрепленных священником Климентовской церкви Богданом Клементьевым. Именно он и венчал холопа И.Ф.Дылдина в 1610 г. Климентовский погост располагался в 40 верстах от Новгорода, в низовьях реки Тесовой, на правом берегу, невдалеке от впадения ее в оз. Тесовское, близ современной д. Заполье Лужского района.

С большой динамикой описано само нападение. Увар с товарищами напал на молодых на выезде из церкви. Нападавшие были "с каплночным делом", то есть, пьяные. Закричав "по-литовски" (что, вероятно, свидетельствует, о боевом опыте Увара), они набросились на свадебный поезд, избили до полусмерти жениха, сорвали с невесты свадебный убор, который главарь нападавших, Увар, надел на себя. Отметим здесь характерную черту юмора Московской Руси - переодевание с элементами самоосмеяния, столь характерное для смеховой культуры XVI-XVII вв. "В древнерусском смехе большую роль играло выворачивание наизнанку одежды…, надетые задом наперед шапки… Все это знаменовало собой изнаночный мир, которым жил древнерусский смех" (Лихачев, Панченко и Понырко 1984: 16 и далее). Древнерусский смеховой мир, по мысли авторов, был построен, с одной стороны, на инверсии, переодевании, употреблении антиязыка, и с другой стороны, на приложении смеха к себе, к смеху над собой. Мы не сравниваем здесь Увара Боркова со скоморохами и юродивыми, мы подчеркиваем, что они принадлежали к одному и тому же культурному полю, одни и те же вещи казались им смешными.

Увар забрал к себе и саму Акулину, продержав ее у себя в селе Белом два месяца с небольшим, до Пасхи (в 1610 г. - 8 апреля). Он отпустил несчастную невесту только после того, как его самого поймал князь Матвей Микитич Ржевский, ведавший отправкой дезертиров на военную службу. В последний раз Увар Борков упомянут в дозорной книге 1612 г. (Дозорная 1612). По всей видимости, беспутный молодой человек погиб в годы последующих событий.

Публикуемый документ хранится в фонде Общества любителей древней письменности (ОЛДП) Отдела рукописей Российской национальной библиотеки. Он описан дважды - в описи древнерусских грамот, составленной В.Г.Гейманом (Гейман 1951: № 239) и в каталоге древнерусских грамот, составленном Г.П.Ениным (Енин 1992: № 569). Документ ветхий, часть текста утрачена. В квадратных скобках помещен реконструируемый текст. Все даты в комментариях даются по старому стилю.

Приложение

1610 г., январь. - Челобитная царю Василию Шуйскому от помещика Вотской пятины Андрея на помещика той же пятины Увара Григорьева сына Боркова в нападении и ограблении свадебного поезда кабального человека челобитчика, нанесении увечья новобрачному, в захвате и изнасиловании новобрачной1.

Царю государю и великому князю Василью Ивановичю [всея Русии] …а [челом бьет] холоп твой Воцкие пятины Ондрюшка Бои …б сын тое же Воцкие пятины на твоего государева изменника на Увара на Григорьева сына Боркова2. В нынешнем государь [вв] осмом на десять году Филипова поста на …г четверг3 збежа, государь, с твоей царьской службы ис полку от твоего государева боярина от князя Михайла Василь[евича] Шуйского из слободы из Александровы, как твой, государь, боярин князь Михайла Васильевич Шуйской учал послати из слободы в Ботов4 д-острог в Тятвичи, твоего, государь, столника и воеводу Семена Васильевича Головина с товарыщи5, и он, не хотя тебе, государю, служити, а хотя изменити, с твоей царьской службы збежал е-в Великий Новгород, а в Ботов ж-на острожок на твою царскую службу не поехал, а был, государь, с товарищи написан в отъезде. И в Новегороде, живучи у собя в поместье, воровал и деял. От, государь, нынешнего 118 году в Великой мясоед на пятой недели6 в четверг женился, государь, человек мой з-кабалной Ивашка Федкин сын Дылдина7 на девке моей на Акулинке на Ивановой дочери. И как, государь, были оне у венчанья у Климента Святого в Климецком погосте8 и поехали от венчанья, и встретил, государь, их тот Увар воровством наи погосте в воротех со многими людми с каплночным9 делом и завопил по литовски: хапай, хапай, рубай, рубай, и того, государь, человека моего с поездом переимал, и перебил, и переграбил, и моего, государь, человека, пренгок навобрачного убил до полусмертил, а тое государь новобрачну женку тот Увар взял к себе, убре с нее снял и нарядился девкою, и держал ея у собя на постели до Зборного Воскресения10. И как, государь, его выбуищик11 князь мал Матвей м-Микитича Ржевской12, збил ея с двора нагу и босу.

Милосердный государь царь и великий князь Василей Иванович всея Русии пожалуй меня, холопа своего, великий государь, мне на того Увара в его воровстве, и в насилстве, и в грабеже, и в человека своего увечье, и в женине безчестье, дай свой царской суд и росправу, а человеку моему увечья и жены безчестья н-по распущенью, что ты государь укажешь.

На обороте: А грабежу, государь, взял с человека моего однорядку лазореву, не страфил, больша зело, да кафтан заячей с поддею подзеленою, да ферезя заечи под зенденью13 под лазоревою, да шапку лисью под сукном под черленым черкаскую, да на женке, государь, платья опашен черленой …о , да ферези заечьи под зенденью под лазоревою, да о[же]релья жемчюжное с пугвицы, да двеи серги серебряны, да шапку женскую отласную червчатую с кружевом жемчюж[ным], да сапоги, да два мерина, мерин сер да мерин ворон, с седлми и с хомуты, да две епанчи. А всего, государь, грабежу взял с человека с моего и на жонке платья и лошадей на тритцать на три рубли с полтиною14.

Черновик. (15 х 39) ОР РНБ, ОЛДП, О 292.
 
 

а В ркп утрачено 10 знаков.
б В ркп утрачено 5 знаков.
в В ркп утрачен 1 знак.
г В ркп утрачено 5 знаков.
д-д В ркп написано над строкой.
е-е В ркп написано на левом поле.
ж-ж В ркп написано над строкой.
з-з В ркп написано над строкой.
и В ркп повторено дважды.
к Так в рукописи.
л В ркп смерти написано на левом поле.
м-м В ркп написано над строкой, далее зачеркнуто: и поедучи государь к Москве.
н-н В ркп написано на левом поле.
о В ркп утрачено 5 знаков.

1 Приношу глубокую благодарность З.В.Дмитриевой за помощь при подготовке документа к печати.

2 Увар Григорьев сын Борков впервые упомянут среди новиков, поверстанных в 1596 г. минимальным окладом в 150 четвертей (Мятлев 1909: 192). В 1605 г. Увар Борков был на верстании в Ивангороде. Его новый поместный оклад составлял 250 четей (Мятлев 1911: 481). Впервые поместье в Климентовском погосте получил дед Увара Боркова, Афанасий Дмитриев Борков при раздаче дворцовой Тесовской волости в поместья в 1541/42 г. (Выпись 1550/51: 26). Отец Увара, Григорий Афанасьев сын Борков известен как помещик Водской пятины с 1582 г. По писцовой книге 1582 г. он совместно с братьями владел деревней (в которой были два помещичьих двора) и двумя пустошами в Климентовском Тесовском погосте (Писцовая 1582: 1 об.). В 1584 г. Г.А.Борков разделил с Григорием Нееловым и его братьями село Белое и деревню Иванково (Еванково) (Раздел 1584) Согласно десятне 1605 г., отец Увара скончался между 1599 и 1605 гг. (Мятлев 1911: 507). В 1612 г. Увар Борков владел в Будковском погосте отцовской деревней Еванково (Дозорная 1612). Деревня Еванково находилась на южном берегу озера Хвойно, между совр. дд. Хабалинка и Павшино Лужского района. По всей вероятности, какие-то владения были у него и в Климентовском погосте. В XVII в. Борковы продолжали оставаться помещиками Водской пятины, но к XVIII в. их род пресекся, и в 1787 г., когда в Новгородской губернии составлялась дворянская родословная книга, Борковы туда внесены не были (Голицын 1910).

Годы под именами обозначают упоминание лица в источниках

3 Филипов (Рождественский) пост длится с 15 ноября по 24 декабря. Четверги в Филиппов пост 1609 г. приходились на 16, 23, 30 ноября и 7, 14, 21 декабря.

4 Имеется в виду поход части войск М.В.Скопина-Шуйского осенью 1609 г. на Дмитров и к Троице (Белокуров 1907: 17). Ботов острожек соотносится либо с д. Ботово Александровского уезда Владимирской губернии (д. Ботова, 1-го стана, в 27 верстах от Александрова, по левую сторону Троицкого торгового тракта - Список 1862: 23, № 558, ныне д. Ботово Сергиево-Посадского района Московской области), либо с совр. д. Ботово Ногинского района Московской области, лежавшей близ с. Стромынь. Таким образом, Ботов острожек находился либо на Троицкой дороге, либо на Стромынке. Именно на этих дорогах Скопин и его противники практиковали строительство острожков - небольших укреплений (Платонов 1995: 267).

5 Семен Васильевич Головин - шурин М.В.Скопина-Шуйского, участник похода из Новгорода к Торжку. В феврале 1609 г. С.В.Головин возглавлял русское посольство в Выборге, заключившее договор со Швецией (Обоюдные записи 1609: 77-91.). Осенью 1609 г. возглавил поход на Переславль Залесский и Дмитров. 8 апреля 1610 - пировал у государя в Золотой палате. В 1610-1612 - второй, в 1612/13 - первый воевода в Ярославле. (Белокуров 1907: 16, 17, 25, 53, 84, 107, 108, 225). В 1613 г. он был окольничим (Докладная выписка 1613: 3).

6 Четверг пятой недели великого мясоеда 1610 г. приходился на 25 января.

7 Возможно, отцом Ивана Дылдина был упомянутый в отписной книге 1573 г. крестьянин д. Березно дворцовой Тесовской волости Дылда Воронцов (Список 1573: 28 об.).

8 Климентовский погост в Тесове с церковью Климента в Водской пятине впервые упомянут в 1500 г. (НПК 1868: 67). В писцовой книге 1568 г. уточняется конкретное посвящение погостского храма - св. Клименту-папе Римскому (Отрывок писцовой книги 1568: 172). В книге дворцовых волостей 1584 г. впервые указано, что церковь Климента на Тесовском погосте была деревянной и клетской (Выпись 1584: 174 об.-175). Климентовская церковь в Тесове не была разорена в 1581 г., когда боевые действия Ливонской войны охватили Тесовскую округу, продолжала существовать и на рубеже XVI-XVII вв. (сохранилось большое число документов, скрепленных священником Климентовской церкви Богданом Клементьевым).

9 По всей вероятности, с выпивкой. Ср.: капильник - лавочник, трактирщик (Словарь 1980: 63).

10 То есть, до Пасхи (8 апреля в 1610 г.). У.Г.Борков держал невесту у себя во дворе два месяца с небольшим. Не вполне ясно, где находился этот двор. Согласно дозорной книге 1612 г., Увар владел лишь частью деревни Еванково (Иванково), причем в ней у него не было ни одного крестьянина. Скорее всего, он жил у кого-нибудь из родственников (согласно той же дозорной книге, в ближайшей округе проживали еще Яков Борков, Ондрей Борков (сборщик кормов для шведского войска в 1614 г.), Менший Борков. В то же время, возможно, что в дозорной книге по какой-то причине не описан двор У.Г.Боркова в селе Белом, которым, как мы знаем, владел его отец Григорий (см. прим. 2). С другой стороны, согласно писцовой книге 1582 г., владения Борковых находились и в Климентовском погосте (д. Заречье с двумя помещичьими дворами, пустоши Филипповичи и Горка). Эти деревни не описаны дозорной книгой 1612 г., но возможно они в ней пропущены. Там также мог находиться двор Увара.

11 Выбойщик - лицо, ведавшее отправкой на военную службу (Словарь 1976: 180).

12 Князь Матвей Микитич Ржевский - помещик Зарусской половины Шелонской пятины в. 1586 г. (Платежная 1586).

13 Зендень - хлопчатобумажная ткань (Словарь 1976: 381-382).

14 Для примера: стоимость лошади в конце XVI в. колебалась от двадцати алтын до трех рублей, а сумма годовой доход большой Тесовской волости в 1573 г. составлял 100 рублей 28 алтын 2 деньги (Список 1573: 33), то есть всего в три раза больше, чем убытки, понесенные челобитчиком.

Литература

Белокуров 1907 - Белокуров С.А. Разрядные записи за Смутное время // ЧОИДР. 1907. Кн. 2-3.

Бутурлин 1841 - Бутурлин Д. История Смутного времени в России в начале XVII века. СПб., 1841.

Выпись 1550/51 - Выпись из платежных книг Водской пятины О.Вышеславцова. 1550/51 // РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 781.

Выпись 1584 - Выпись из писцовой дворцовой книги Водской пятины письма и меры кн. В.А.Звенигородского и Е.Старого с товарищи. 1584 // СПбФИРИ, кол. 2, оп. 1, д. 65.

Гейман 1951 - Краткая опись древнерусских грамот, хранящихся в Отделе рукописей Гос. Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (1269-1612 гг.) / Сост. В.Г Гейман // Краткий отчет о новых поступлениях за 1939-1946 гг. Л., 1951. Вып. 1.

Голицын 1910 - Список дворянских родов Новгородской губернии, внесенных в дворянскую родословную книгу с 1787 г. по 1-е января 1910 г. / Сост. кн. П.П.Голицын. Новгород, 1910.

Дозорная 1611 - Дозорная книга Старой Руссы. 1611, авг. // Государственный архив Швеции (копия в СПбФИРИ, м/ф. 298, без пагинации).

Дозорная 1612 - Дозорная книга Водской пятины. 1612 г. // Государственный архив Швеции (копия в СПбФИРИ, м/ф 321, без пагинации).

Докладная выписка 1613 - Докладная выписка 121 г. (1613) о вотчина и поместьях // ЧОИДР. 1895. Кн. 1.

Енин 1992 - Каталог древнерусских грамот, хранящихся в Отделе рукописей Гос. Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Вып. 1 и 2. (1269-1612 гг.) / Сост. Г.П.Енин. СПб., 1992.

Лихачев, Панченко и Понырко 1984 - Лихачев Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. Л., 1984.

Мятлев 1909 - Десятня новиков, поверстанных в 1596 году / Подг. Н.В.Мятлевым // Известия Русского генеалогического общества. 1909. № 3.

Мятлев 1911 - Десятня Водской пятины 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // Известия Русского генеалогического общества. 1911. № 4.

НПК 1868 - Новгородские писцовые книги, издаваемые Императорской археографической комиссией. Т. 3. СПб., 1868.

Обоюдные записи 1609 - Обоюдные договорные записи, заключенные 28.02.1609 между Российскими и шведскими полномочными представителями о взаимном вспоможении против общих врагов // Бутурлин 1841: 77-91.

Отрывок писцовой книги 1568 - Отрывок писцовой книги Водской пятины письма кн. П.Оболенского и И.Зюзина с товарищи. 1568 // РГАДА, ф.137, оп. 1, Боярские и городовые книги, д. 1-а.

Писцовая 1582 - Подлинная писцовая книга Воцкой пятины письма и дозора С.Дмитриева, Е.Старого и подьячего С.Киселева. 1582 // РГАДА, ф.1209, д. 958.

Писцовая 1584/85 - Писцовая книга Великолуцкого уезда письма и дозора кн. Д.С.Елецкого. 1584/85. Список кон. XVI в. // РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 244.

Платежная 1586 - Платежная книга 1586 г. погостов Зарусской половины Шелонской пятины // Самоквасов 1908: 522-523.

Платонов 1995 - Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М., 1995.

Раздел 1584 - Раздел 6 августа 1584 г. крестьян по челобитью Григория Кренева и Григория Боркова в Бутковском погосте в волостях Бельской и Онаньинской Вотской пятины // Самоквасов 1908: 509-510.

Рущинский 1871 - Рущинский Л.П. Религиозный быт русских у иностранцев XVI и XVII веков // ЧОИДР. 1871. Кн. 3.

Рюссов 1880 - Рюссов Б. Ливонская хроника. [1584] // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Т. 3. Рига, 1880.

Самоквасов 1908 - Самоквасов Д.Я. Архивный материал. Новооткрытые документы поместно-вотчинных учреждений Московского царства. М., 1908. Т. 2. Ч. 2.

Словарь 1976 - Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 3. М., 1976.

Словарь 1980 - Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. М., 1980.

Список 1573 - Список с отписной и межевой книги подьячего Ивана Петрова на село Тесово с деревнями. 1573. 3.11 // ОР РНБ, Q IV, 28.

Список 1862 - Список населенных мест Владимирской губернии. СПб., 1862.

Стрейс 1935 - Стрейс Я.Я. Три путешествия. М., 1935.

Штаден 1925 - Генрих Штаден. О Москве Ивана Грозного. Записки немца опричника / Пер. и вступ. статья И.И. Полосина. М., 1925.

Щебачев 1911 - Щербачев Ю. Путешествие его княжеской светлости герцога Ганса Шлезвиг-Голштинского в Россию 1602 г. М., 1911.

Summary

The image of Russian society, which is accepted sometimes to the whole history of Moscow Rus' is formed in home historiography mainly under the influence of foreign travelers' notes. Besides, for the studying day-to-day life of the epoch, which is in Russia named Late Medieval period (16. -17.cc.), an exceedingly great role belongs to the written sources connected with the Moscow state estate offices that appeared in the early 16th c. Possible potential of these sources is not determined until the present time. The particularities of rural landscape one could meet in the documents of the late 16th-early 17th cc. more often than in the earlier ones. In this article we present some new material, characterizing everyday life of Northwest Russia gentlemen during the last months of Vasyly Shuisky's reign. This is a petition written by one Novgorod gentleman. The petition reports on many distinctive traces of the epoch. It keeps a complaint on the gentleman's neighbour - a deserter and ruffian, who robbed a wedding train of the petitioner's servant and rapped the bride. During the attack the robbers' leader put on him bride's clothes. One could note here a distinctive trace of Moscow Rus' humor here - changing clothes with some elements of self-ridiculing, characteristic for 16. -17.cc. laughing culture. On different sources we manage to track a fate of the robber - gentleman Uvar Borkov.
  Свадебная флористика цены на Свадебную флористику.

Hosted by uCoz