А.А.Селин

ТЕСОВО: ИСТОРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Выбранный нами для изучения микрорегион - Тесовская волость. Она располагается в среднем течении Оредежа - крупнейшего притока Луги, в том месте, где Оредежские притоки ближе всего подходят к Новгороду. Первый предварительный итог историко-географических и историко-археологических исследований этого микрорегиона я подвел в работе 1997 г.1 С этого времени процесс изучения Тесовской чрезвычайно продвинулся. Нам удалось выявить и опубликовать новые документы, касающиеся Тесовской округи2, а также в июне 1998 г. начать археологические исследования памятника, идентифицируемого с средневековым волостным центром.

Впервые Тесов упомянут в связи с новгородско-орденским конфликтом 1233-1234 гг., связанным с внутриновгородскими событиями - смутой "Борисовой чади". Борьба новгородских боярских родов - сторонников черниговских и переяславских князей привела к бегству из города бывшего тысяцкого Бориса Негочевича и его сторонников. В 1232 г. "Борисова чадь" с трубчевским князем Святославом идут к Новгороду, однако, не дойдя до Новгорода, князь Святослав покидает своих сторонников, и те бегут ко Пскову и захватывают там нескольких сторонников Ярослава Всеволодовича. После этого происходит размен: "Борисова чадь" при бегстве из Новгорода в 1230 г. оставила там своих жен, которых новгородцы в 1232 г. согласились обменять на захваченных во Пскове пленников. Вскоре, вызвав противодействие псковичей, "Борисова чадь" уходит в Медвежью Голову (Оденпе), а в Новгороде утверждается посадник Степан Твердиславич и сторонники Ярослава Владимировича. На следующий год происходит вторжение немцев: они захватывают в Тесове Кирилла Синкинича и увозят в Медвежью Голову, а в 1234 г. Ярослав Всеволодович, войдя в Орденскую землю, освобождает Кирилла Синкинича.3 Вторично Тесов фигурирует в источниках под 1240 г., в связи с походом немцев на Лугу, причем в отличие от первого эпизода, который попал лишь на страницы новгородских летописей, известие о походе немцев к Новгороду, разорении ими Луги "до Сабля" (то есть до самых лужских верховий, до Сабельского погоста), что, впрочем, по свидетельствам летописцев, было не столь страшно, сколько падение Тесова, попало на страницы большинства русских летописей4. После 1240 г. главный оборонительный рубеж северо-запада новгородских земель вероятно переносится в Копорье, необходимость в укреплении, расположенном ближе к Новгороду, отпадает, и Тесов исчезает со страниц источников. Однако, в Евреиновской летописи под 1400/01 г. содержится следующее упоминание: "Того же году (6909) в Новегороде и на Москве и в Ладоге и в Порхове и в Тесове и в Торжку и во Твери и в Дмитрове и по всем Руским землем было поветрие велми великое"5. Издатели в 1907 г. сделали по поводу упоминания Тесова следующее примечание: "Должно быть в Пскове". Неясно, ошибка это летописца, или действительно Тесово представляло в то время значительную местность Новгородской земли.

В 1500 г. в новгородских писцовых книгах впервые упоминается Климентовский Тесовский погост, историю которого возможно проследить вплоть до настоящего времени. Он являлся центром Тесовской волости, которая до конфискаций Ивана III находилась во владении новгородского архиепископа. Еще в середине XV в. Софийский дом приобретал земли в Тесовской округе, по юго-восточному берегу Фроловского озера (согласно меновной грамоте владыки, датированной В.Л.Яниным 1456 г.)6. В конце XV в. Тесовская волость перешла в ведение Дворца московских великих князей.

Археологическое изучение Тесовской округи

Тесовская округа вошла в орбиту археологических исследований во второй половине прошлого века. Первым исследователем древностей Тесовского погоста был Н.Г.Богословский, раскопавший в 1876 г. сопку близ кладбища у Тесовского погоста7. В мае 1924 г. А.А.Спицын заказал в РАИМК открытый лист на исследование курганов в районе Ям-Тесова8. Эти работы по какой-то причине не начались, но в июне того же года А.А.Спицын представил в комиссию по нумизматике и глиптике фрисландскую монету (денарий Бруно III, чеканенный в Доккуме в 1038-1057 гг., которую при разрытии кургана у пог. Климентовского нашел местный крестьянин9). В 1928 г. С.А.Теплоухов, тогда сотрудник Этнографического Отдела Русского музея, заказал открытый лист на раскопку "могил IX-XII вв., находящихся в Новгородской и Ленинградской губерниях на р. Оредеж близ погостов Бутковского, Ям-Тесовского и Флоровского"10, которым угрожало, по его данным, разрушение распашкой11. "Семь курганов находились в общем могильнике, расположенном в 80 м к северо-западу от современного кладбища у ц. Климента, один - одиночный курган (курган № 4) находился у северо-восточной стороны упомянутого современного кладбища". В том же году С.А.Теплоухов раскопал 8 курганов из могильника.

В ходе работ Оредежского отряда Северо-Западной экспедиции ЛГУ в 1979 г. Ю.М.Лесманом было открыто поселение, которое, по мнению исследователя, соотносится с известным по Новгородской первой летописи городом Тесовым XIII в. Тогда же Ю.М.Лесман выявил городище железного венка в пос. Ям-Тесово12. В 1993 г. исследование городища у д. Надбелье начал С.Л.Кузьмин. Эти работы (проводившиеся с перерывами до 2000 г.) были продолжением исследований древностей рубежа I и II тысячелетий н. э., начатых исследователем в 1989 г., когда им были раскопаны 2 сопки близ Пристань. Можно сказать, что центральная часть Тесовской округи исследована лучше всего. Всего здесь выявлено несколько десятков археологических памятников.

На востоке микрорегиона известны немногочисленные и плохо сохранившиеся древнерусские погребальные насыпи. Этот район известен также большим числом каменных крестов, часть из которых в нач. ХХ в. попали в Новгородский музей и исчезли в годы II мировой войны.

Север Тесовской округи - среднее течение р. Оредеж беден памятниками археологии. В основном - это также каменные кресты, зачастую соотносимые с существовавшими в XV-XVII вв. монастырскими и приходскими центрами (в ур. Абрамово, на месте Троицкого Зверинского монастыря, на месте Чащинского монастыря13).

Формирование Тесовской волости

В работе, посвященной землевладению Новгородского Софийского дома Б.Д.Греков упомянул волость Тесово среди отписанных государем на себя между 1478 и 1500 гг. 14, используя для реконструкции волостных границ писцовую книгу 1629 г.15 Мы ранее показали, что существуют документы XVI в., позволяющие реконструировать волостные границы16. Обозначим основные этапы истории Тесовской волости.

В XV веке вдоль течения реки Тесовой - притока Оредежа, а также близ озера Тесово формируется крупный массив земель новгородского владыки. Приходским центром для всей Тесовской волости служит храм во имя св. Климента-папы римского. Особо отметим, что это посвящение характерно именно для владычных земель17. Меновая грамота новгородского владыки и Вяжицкого игумена18 указывает на то, что компактная территория волости в районе озера Тесовского складывалась в течение XV в.

В конце XV в. волость Тесово была приписана к Дворцу. Дворцовая волость Тесово, как это следует из писцовой книги 1500 г., была образована не только из земель новгородского владыки. В нее частично вошли земли, принадлежавшие Павлу Савельеву, детям Ивана Пантелеева, Андрею Григорьеву и, возможно, каким-то другим владетелям новгородского времени19 (таким образом, уже здесь Б.Д.Греков ошибся: говоря о том, что состав селений Тесовской волости 1629 г. и конца XV в. был идентичен, он не учитывал этих приписок, сделанных при формировании дворцовой волости)20.

В 1540/41 г. царь и великий князь Иван Васильевич "волость, что была в кормленье во Дворце в Климецком погосте в Тесове… велел раздать детем боярским в придачу к старым их поместьям..."21. В поместную раздачу поступила только часть волости, а другая часть в 1552 г. была возвращена новгородскому архиепископу в обмен на Рождественский Олонецкий погост22. Это прилегавшая с юга к основному поселенческому массиву территория, после возвращения Софийскому дому составила особую Полянскую волость (см. ниже).

В 1573 году в центральной части Тесовского погоста была воссоздана дворцовая Тесовская волость, включавшая несколько меньше деревень, чем до раздачи 1540/41 г. Документ, который отразил эту раздачу нами ранее опубликован23. В отписной книге 1573 г. были зафиксированы селения, известные по писцовой книге 1568 г., но за прошедшие 5 лет запустевшие и только-только восстанавливающиеся (к сожалению, в источнике нет прямых указаний на время, когда началось возобновление). Таким образом, массовое разорение этой территории следует отнести к периоду между 1568 и 1573 гг. Видимо, запустение Тесовской волости следует связывать с походом Ивана IV на Новгород и действиями опричников в новгородской округе в 1570-1571 гг. При воссоздание Тесовской дворцовой волости в ноябре 1573 г. государева десятинная пашня из бывших помещичьих земель была образована "единой круговой межой" близ центра Тесовского погоста - его наиболее плодородной и доступной с точки зрения коммуникаций, части (всего 300 четвертей)24.

В 1578 году к дворцовой Тесовской волости была приписана большая часть селений остававшихся за помещиками в 1540-1578 гг., но ранее входивших в состав Тесовской дворцовой волости. По всей вероятности, эта часть Тесовской волости образовывала приход Фроловской церкви, находившейся близ деревень Клюкошицы и Загородицы. Этому этапу истории Тесовской волости посвящен документ, публикуемый нами ниже. Заметим, что если в 1573 году к дворцовой Тесовской волости приписывались только населенные деревни, то в 1578 г. - только пустоши. Однако Тесовская дворцовая волость, сформированная в 1573-1578 гг. была несколько меньше той, что существовала в 1500-1540 гг., часть деревень волости, розданных в поместья в 1540 г. так и осталась за помещиками.

По писцовой книге 1582 г. к Тесовской дворцовой волости был приписан еще ряд селений Климентовского Тесовского и Спасского на Оредеже погостов, находившихся в поместной раздаче25, а в писцовой книге 1584 г. волость была описана целиком26. В 1586 г. была проведена общая круговая межа всех деревень и сел Тесовской волости27. С этого времени границы Тесовской волости не менялись до XVIII в. В дворцовом ведомстве она находилась до 1648 г., когда была возвращена во владение новгородского митрополита28.

В Смутное время Тесовская волость продолжает оставаться дворцовой. В 1612-1618 гг. административным центром волости и округи становится построенный шведами Тесовский острожек. Вокруг острожка формируется округ из нескольких окрестных погостов, за счет которого обеспечивался гарнизон.

До 1648 г. Тесовская волость находится в ведении Дворца. В писцовой книге 1629 г. приводится вновь круговая межа Тесовской волости29. По описанию 1646 г. в состав волости, кроме возобновившихся после Смуты деревень входили также Никольский Клинский монастырь, село Городок (на месте бывшего Успенского Тесовского монастыря) и село Загородицы с Фроловской церковью.

В 1648 г. вся Тесовская волость была передана Новгородскому Софийскому дому в обмен на Рождественский Олонецкий погост, где строился новый город Московского государства - Олонец30. С этого времени и вплоть до передачи архиерейских волостей в ведение Коллегии экономии Тесовская и Полянская волости находились во владении Софийского дома.

Тесовская волость на всех этапах своего существования представляла собой большой земельный массив. Рассмотрим подробнее разные участки Тесовской волости.

Центр погоста

Центр Тесовского микрорегиона - это заселенная с древнейших времен полоса вдоль южного берега озера Тесово (ныне - Пристанское). Древнейший центр расселения в этой местности располагался именно здесь; он может соотноситься с городищем в ур. "Буйко", близ п. Ям-Тесово (в XV-XVII вв. - Спасский погост на Оредеже). Оно располагается напротив того места, где озеро Тесово узкой протокой соединяется с Оредежем. На противоположном берегу озера в XV-XVII вв. на таком же вытянутом мысу располагался Никольский Клинский монастырь.

В IX в. в 6 км ниже по течению Оредежа, близ впадения в него речки Моровинки возникает укрепленное поселение - городище у д. Надбелье31, функционирующее примерно до середины Х в., когда, по всей вероятности, функции локального центра переносятся на 12 км к востоку, в район Климентовского Тесовского погоста. Именно здесь, по всей вероятности, возникает тот самый городок Тесов, который в 1233 и 1240 гг. упомянут в Новгородской первой летописи. Нам представляется убедительным предложенное Ю.М.Лесманом соотнесение центра Тесовского погоста и дворцовой Тесовской волости с поселением Заполье-2 (Приозерная волость Лужского района Ленинградской области). Оно находится на возвышенности, близ кладбища32 и развалин каменной церкви св. Климента постройки 1827 года33. В 1970-х годах вся западная часть поселения была уничтожена карьером, заложенным для постройки мостов через Рыденку и Оредеж.

За четыре года археологических исследований (1998-2001 гг.) на памятнике Заполье-2 (Тесовский погост) исследовано 420 м2, преимущественно в юго-западной, разрушающейся части (здесь полной площадью вскрыт участок в 316 м2). Памятник почти полностью распахан в XVIII-XX вв.; только в 2001 г. удалось найти в северной части поселения участок, не поврежденный распашкой. Результаты работ позволяют говорить о том, что основной исследованный участок был занят жилой зоной, датируемой XI (кон. Х?) - XII вв. Более поздние материалы, происходящие с юго-запада поселения находятся в пахотном слое. Материалы XI-XII вв. достаточно показательны. Здесь найдены два элемента поясной гарнитуры, две трапециевидные подвески, набор бус, ледоходный шип, гребни с циркульным орнаментом. Возможно, этим же периодом датируются происходящие из пахотного слоя ключ, фигурка птицы из рога и височное кольцо. К этому времени относятся и все выявленные на поселении комплексы (ямы).

В ямах, из которых на сегодняшний день достоверно атрибутируется только исследованная в 2001 г. яма 2834, представлен и яркий керамический материал35. Особый интерес представляет собой керамический комплекс ямы 19. По аналогии с Рюриковым городищем можно уверенно отнести этот материал к XI в.36 К XI-XIII вв. относится и керамика, полученная при исследовании С.А.Теплоуховым курганного могильника, близ поселения.

Материалы XIII в., соотносимые с упоминанием Тесова в летописях, не встречают ярких археологических соответствий. Ни одной постройки, ни одной ямы, связанной с этим периодом не зафиксировано. Хронологически с этим временем соотносится только наконечники стрел37. Следует полагать, очевидно, что жилая зона Тесовского погоста в течение древнерусской эпохи переносилась с места на место, а в 1998-2001 гг. исследовалась древнейшая часть поселения, где сохранились следы построек XI-XII вв. и нет комплексов более поздних эпох.

Сложнее всего оценить существование Тесовского погоста в XIV (особенно) и в XV вв. По всей вероятности, жилая зона поселения этого периода также не затронута раскопками. Можно со всей уверенностью утверждать, что село Тесово, центр Тесовского погоста, существовало во всяком случае в XV столетии. Выше мы приводили цитату из Евреиновской летописи, вроде бы указывающую на то, что Тесово на рубеже XIV-XV вв. было нерядовым поселением Новгородской земли, а также данные о Тесове в XV-XVI вв. Однако в археологических материалах Тесовского поселения нам не удалось проследить сколько-нибудь ярких комплексов этого времени. Следует отметить лишь фрагмент (верхняя лопасть) бронзового наперсного креста, который возможно датировать 2-й пол. XV в. Нам известна почти полная его аналогия из собрания Б.И. и В.Н.Ханенко, относящаяся ко 2-й пол. XV - нач. XVI в.38.

Московский период (XVI-XVII вв.) в археологических материалах Тесовского погоста также представлен довольно бедно. В юго-западной части поселения к этому времени относится в основном керамический материал. Лишь в 2001 г. в северной части памятника удалось выявить участок, содержащий не потревоженные слои этого периода. Однако к этому времени относится обширный комплекс документов, публикация которых начата нами в 1999 г. Но на сегодняшний день проблема поиска местоположения государева села Тесова XVI в. остается открытой. На поселении есть и отдельные находки и даже комплексы XVIII-XIX вв. (петровская монета, хозяйственная постройка XIX в.).

К началу XVI в. местность вокруг бывшего новгородского городка была хорошо освоенной. Центральные поселения Тесовской округи выполняют некоторые функции, но свойственные обычным сельским поселениям. Тесово в эти годы - торговое поселение на перекрестке речного и сухопутного (Ивангородской дороги) путей, ведших из Новгорода в Ивангород и Нарву. После начала русско-шведской войны 1590-1595 гг. возрастает военное значение Тесова. В начале первой кампании, в конце августа - начале сентября 1590 г. три русских полка из Тесова двинулись к Ивангороду39. В декабре того же года кн.Ф.А.Звенигородский был послан из Тесова к Орешку "на выласку"40. Через год, в августе 1591 г., в Тесове стояли воеводы Большого, Передового и Сторожевого полков41; эти же полки находились в Тесове и в июне 1592 г.42

Особо следует рассмотреть церковно-приходскую историю центра Тесовского микрорегиона. Большое число храмов, возникающих здесь уже к концу XV в. свидетельствует, на наш взгляд, об определенных тенденциях градообразования здесь на исходе новгородской независимости.

Церковно-приходская история округи

Первое упоминание о церкви св. Климента в Тесове относится к 1500 г.43 Можно предположить, что задолго до составления писцовых книг конца XV - начала XVI вв., в годы существования городка, возникла и первая церковь на этом месте. Этому есть и дополнительные подтверждения. Мы полагаем, что возникновение в центре Тесовского микрорегиона (а центральный статус данного поселения подтверждается археологическими материалами) церкви во имя св. Климента папы Римского связано с распространением культа этого святого на Севере Руси в XII в. в связи с деятельностью новгородского владыки Нифонта (1130-1156 гг.)44 Вряд ли будет основательным утверждать, что первый Климентовский храм в Тесове появился в годы святительства Нифонта, но рассматривать его появление следует в связи с распространением на Руси культа этого святого.

Однако никаких прямых данных о существовании в эпоху новгородской независимости церкви или церквей в Тесове мы не знаем. Особая роль Тесова, Тесовского микрорегиона в системе епархиального управления в Новгородской земле косвенно отражена в административном делении епархии в XVI-XVII в. В рамках этого деления существовала Тесовская и Залесская десятина, которая включала в себя храмы, находившиеся в двух различных частях Новгородской земли: в юго-восточной части Водской пятины и на западе Шелонской (отсюда и двойное название)45. Храмы "Тесовской" части этой десятины располагались компактной группой в Новгородском уезде Водской пятины, не занимая при этом территории Поволховья и Полужья. Особо следует отметить массив церквей вблизи Тесовского погоста, давшего название этой половине десятины, а также Ярвосольский погост с выставочными церквями, располагавшийся в соседнем Ореховском уезде46. В конце XVI в. Тесовская и Залесская десятина представляла собой крупный церковно-территориальный округ, объединявший три расположенные порознь части Новгородской земли. В ее составе, по нашим данным насчитывалось от 40 до 80 церквей (в 17 погостах). В районе Тесова в XVI-XVII вв. происходит мощное по своей интенсивности церковное и монастырское строительство приведшее к появлению в рамках большого Климентовского Тесовского погоста нескольких "дочерних" приходов.

В XVI в. церковь св. Климента являлась важной пространственной доминантой для округи. Не случайно, при описании местной дорожной сети называются "дорога от Климента святого к Фролу святому", "от Климента святого в Будковский погост" и т.п.

Очень хорошо известна история Климентовского храма на рубеже XVI-XVII вв., когда на протяжении десятилетий климентовским священником был Богдан Клементьев (1573- после 1615), а дьячком Климентовской церкви - Пимен Игнатьев (1578 - после 1615). Именно этот период наиболее насыщен источниками и мы вполне можем составить себе портреты этих людей. В январе 1610 г. Богдан венчал холопа Ивана Дылдина и его невесту Акулину, чей свадебный поезд подвергся атаке молодого сына боярского Увара Боркова прямо перед Климентовской церковью. Увар с товарищами напал на молодых на выезде из церкви. Нападавшие были "с каплночным делом", то есть, пьяные. Закричав "по-литовски" (что, вероятно, свидетельствует, о боевом опыте Увара), они набросились на свадебный поезд, избили до полусмерти жениха, сорвали с невесты свадебный убор, который главарь нападавших, Увар, надел на себя. Отметим здесь характерную черту юмора Московской Руси - переодевание с элементами самоосмеяния, столь характерное для смеховой культуры XVI-XVII вв.47. В поступке сына боярского можно усмотреть и отражение святочной обрядности. Беспробудно находясь в своем поместье, он просто не заметил, как кончились святки.

Позднее, в конце декабря 1614 г., священник Богдан, и дьячек Пимен подписали коллективную челобитную крестьян Тесовской волости на Тита Романова и его дочь Дуньку, творивших в селе беззаконие, сводничавших, воровавших (в современном смысле слова), а также убивших климентовского пономаря Давыдку48.

В 800 м от Климентовского храма, на небольшом островке, располагался Успенский монастырь49, впервые упомянутый в писцовой книге 1500 г.50, а в последний раз в годы святительства новгородского митрополита Киприана51 (1627-1635). В кон. XVI - сер. XVII в. мы встречаем упоминания о приуроченности Успенского монастыря к некоему "городку" 52. С этим соотносится обособленное местоположение монастыря на острове в пойме Тесовой. Последняя каменная церковь на месте монастыря, упраздненного в 1764 г., была разрушена в 1937 г.

В Спасском погосте, близ Тесовского яма, расположенном в 6 верстах к западу от св. Климента., стоял Преображенский храм известный с 1500 г. Эта церковь, по всей видимости, существовала на протяжении XVI в. до начала 1580-х гг., когда она была разорена в ходе боевых действий Ливонской войны. К 1612 г. Спасская церковь восстанавливается. По дозорной книге 1612 г. известен Спасский священник Пров Анцыферов "с Тесовского яма". Разоренная при уходе шведов в 1617 г., церковь восстанавливается здесь в середине XVII в. Последний храм, разрушенный в годы II мировой войны был построен архимандритом Юрьевским Фотием (Спасским), сыном дьячка Ям-Тесовской церкви, в 1835 г.53

Почти напротив Спасской Тесовской церкви, на северном берегу озера Тесово на узком мысу при слиянии озера и Оредежа в XV-XVII в. находился Никольский Клинский монастырь. В 1573 г. в монастыре, кроме главной - Никольской, стояла также теплая церковь во имя свв. Прохора, Никанора, Тимона и Пармена - храм с чрезвычайно необычным посвящением. Монастырь активно функционирует в годы Смутного времени: сохранилось множество документов, скрепленных священником Никольского Клинского монастыря Ионой (был священником между 1614 и 1631 гг.). В 1613 г. в монастыре строится новый храм во имя св. Николая Чудотворца, а к 1646 г. здесь стоит уже две деревянных клетцких церкви - Никольская и Сретенская. В последний раз Клинский монастырь упоминается в 1669 г., после чего Никольская и Сретенская церкви с Клинска становятся приходскими, в качестве которых они существуют до середины ХХ столетия. В XVII веке среди вкладчиков Никольского Клинского монастыря встречаются окрестные помещики, к примеру - Богдан Тырков (родственник упомянутого Никиты Тыркова).

Культ св. Климента - папы римского был на протяжении всей известной истории Тесовской округи доминирующим. В качестве престольного праздника день св. Климнта празднуется во всех селениях округи, а если рассмотреть иконостас всех десяти храмов, существовавших в пределах древнего Климентовской погоста в 1751 г., то в каждой церкви мы найдем икону этого святого. Интересно. что по интенсивности почитания, выраженной в престольных праздниках культ Климента стоит сравнить (в этом реионе) с культом Космы и Дамиана. Он здесь связан со строительством в 1894 г. церкви в селе Малые Березницы (ранее на этом месте никогда храма не было, он явился приходским центром для всего течения р. Рыденки). Отметим, что если устойчивое почитание Космы и Дамиана может объясняться сравнительно недавней постройкой церкви (она была уничтожена в годы Второй мировой войны), то культ Климента, по всей видимости, имеет более раннее происхождение. При этом со всегда сохранявшейся (хотя бы, как теперь, в качестве пространственной доминанты) церковью Климента в местной традиции никаких ярких преданий не связано, с церквами, периодически разрушавшимися и не существовавшими по сотне-другой лет, как мы это заметим ниже, такие предания практически всегда связаны.

Тесовский острог и застава

События, протекавшие на Северо-западе России в конце XVI - начале XVII вв. повлекли за собой значительные изменения в структуре сельского населения. Большие подвижки населения, вызванные опричниной и событиями Ливонской войны и усугубившиеся, после недолгой стабилизации в годы правления Бориса Федоровича Годунова, разорением в Смутное временя привели к сокращению числа небольших деревень и починков и концентрации населения в сравнительно крупных селах и погостах54.

Но выбор этих крупных селений был обусловлен различными, непростыми причинами. Еще в конце XVI века близ многих погостов Новгородской земли возникают небольшие укрепления. Так, известны археологически не выявленный "городок" у Офремовского погоста Шелонской пятины,55 возможно, уже около 1555 г. (а возможно и ранее56) возникает городок "у Спаса на Неве"57.

Новый этап в строительстве небольших укреплений на погостских центрах начинается, по всей видимости, после Выборгского договора 1609 г., во время похода М.В.Скопина-Шуйского из Новгорода к Троице. По мнению С.Ф.Платонова, именно систематическое строительство небольших острожков на основных дорогах государства и, таким образом, взятие под контроль транспортных магистралей, и обеспечило успехи этого военачальника58.

К XVI в. относится сравнительно небольшое количество информации об острогах Северо-Запада и о Тесовском остроге, в частности. По всей вероятности, он выполнял таможенные59 и военно-санитарные функции60.Какое-то укрепление на этом месте существовало уже в годы русско-шведской войны 1590-х гг., по крайней мере, осенью 1592 г.61 В годы новгородско-шведского политического альянса Тесовский острог (наряду с Зарецким, Пантелеевским, Ивнинским62) - важный элемент в системе обороны Новгорода с Северо-Запада. При этом функция Тесовского острога в эти годы заключалась в значительной степени в обеспечении хлебных кормов как шведскому гарнизону острожка, так и проходившим по Ивангородской дороге отдельным воинским частям и проезжавшим военачальникам и дипломатам. Шведские роты сменялись в Тесове с периодичностью в 20 дней63. Такая система установилась в конце 1611 г.64, возможно вскоре после визита Эверта Горна, также бравшего корма в Тесовском острожке65. В 1611-1617 гг. поставленный Тесовский острог с сильным гарнизоном и сменявшими друг друга русскими воеводами - Г.Н.Муравьевым, Ф.М.Муравьевым, Г.С.Обольяниновым, князем Г.И.Нарымовым, князем Г.Гагариным являлся центром концентрации военной и полицейской силы новгородско-шведского политического образования. Примерно к 1615 г. относится известное нам изображение погоста Тесово, помещенное в книге голландца А.Хутеериса66. В Тесовском остроге кроме гарнизона находилась и тюрьма, возможно, какие-то другие учреждения67. "Острог Тессау", по словам голландца ван Бредероде, являлся в 1616 г. "единственным обитаемым местом в области"68. До наших дней частично дошел архив Тесовского острога 1611-1616 гг.

Далеко не все новгородские дворяне несли "государеву службу" добросовестно. Возможно, это было связано с характерным для всей Смуты явлением - постоянным увеличением формальных поместных и денежных окладов, когда-то отражавших реальные карьерные успехи дворянина, и полная невозможность для правительства эти свои обязательства выполнить69. Высокие оклады давали пищу тщестлавию дворян и особенно подьячих, чей статус при новой администрации существенно вырос70. Так, один из видных и наиболее порядочных новгородских деятелей Г.Н.Муравьев отписывал в Новгород уже в начале 1612 г. на своего подчиненного: "…и посылал в село в Тесово к зборщику к Ондрею к Боркову с товарищи дворян и детй Тимофея Вильяшова с товарыщи о немецких кормех, говорити, чтоб ко мне из села ис Тесова и с погостев корм присылали для немецких людей. И Ондрей Борков с товарыщи дворяном отказал, я де прислан из Новагорода, а не от Григория, и Григорьева указу не слушаю, и корму никакова ко мне по 30 число (декабря 1611 г - А.С.) не присылывал, и стоя в государеве в селе в Тесове пьет и бражничает, а корму ко мне не присылывает и старосту и крестьян держит у себя"71. Сам Муравьев был поставлен в довольно сложные условия, так как именно ему приходилось общаться с солдатами: "а немецкие люди корму просят у меня не отъезжая с великим шумом и мне говорят с кручиною и о том: корм велено давати и денгами, сказывают, что им за корм денгами не имывати для того, что взять де нам денги, да корму добыти негде и купити зде ни у кого, с торгом из Новагорода нету никого, а в Новгород нас рохмистры корму покупати не пустят, и нам де взять денег да помереть над денгами голодом…"72. Почти то же самое писал в Новгород уже через 2 месяца сменивший Г.Н.Муравьева Ф.М.Муравьев: "…велено мне быти на заставе в Тесове на Григорьево место Муравьева з дворяны и з детми боярскими и с неметцкими ратными людми, и здеся, государь, осталось немец Анц Боева полку сорок человек да Степан Барбелса шесть, и те, государь, неметцкие люди Анцы Боева полку приходя ко мне просят корму недоплатного на другой месяц… А кормовые зборщики Федор Одинцов73 стоит в Тесове, нигде в погостех не бывал и кормов не збирает…"74 Толмачей в Тесове использовали "немецкие торговые люди", порой насильно захватывая знающих немецкий язык75. Остается только гадать, как такая яркая речь могла звучать по-немецки (по-шведски). Упомянутому Андрею Боркову пришлось столкнуться с таким толмачом в дальнейшем: "толмач Тимоха", по наущению сына боярского Степана Лаптева, не дал Боркову собирать корма в д. Заполье, что вынужило Г.Н.Муравьева еще раз написать в Новгород, что "немецким людем корму в привозе ни денег в собранье ниотколе нету ж, и немецким людем корму дати нечего"76.

Район Тесова, Тесовского острожка был зоной особо активных боевых действий между шведами и сторонниками правительства Михаила Федоровича, особенно в 1614-1615 гг. Будучи местом концентрации не только военных соединений, но и государственных продовольственных запасов, Тесовский острог нередко подвергался грабежу. Так, 11 октября 1615 г. "немецкие люди Крест Анцовы да Петра Бронса роты в селе в Тесове из житнец государева десятинного пашенного хлеба", а 16 декабря того же года "взяли грабежом немецкие люди из Новагорода идучи к Невскому устью восм четьей овса"77.

В 1614 г. Тесово неоднократно подвергалось тотальному разорению: на Страстной неделе крестьяне Тесова подверглись насилию "воровских, литовских и немецких людей", позднее, в Петров пост, "приходили … в Тесово воры казаки, и на тех воров казаков приходили из Новагорода в Петров день немецкие ратные люди да с Ываня города шли литовские и немецкие люди в Новгород, да из Новаграда многажды приезжали литовские и немецкие люди", что привело все дворцовые деревни в состояние полнейшего запустения78. В августе 1614 г. новая русская администрация Тесовской волости, приехав в острог вынуждена была собирать по лесам разбежавшихся крестьян, которые, будучи допрошены, показали: "как деи приходили неметцкие ж люди из Ругодива, а литовские люди от Корелы и от Орешка, и стояли деи в Тесове недели з две, и в твоем государеве в селе в Тесове крестьян многих побили, а иных зжгли и мучили и хлеб и лошади и всякой живот у них весь поимали". При этом выяснилось, что сеять хлеб на новый году уже поздно79. У крестьян же, после разорения, во всей волости осталось "всево девятеро лошадеи, а болши деи того у них лошадеи нет". Интересно, что за советом, как поступить с пахотой государевой десятинной пашни, Н.Тырков и подьячий И.Прокофьев обратились в Новгород80. Новгородская администрация, стремясь, до какого-то времени, блюсти законность на контролируемых территориях81.

При выводе оккупационных отрядов шведы зарыли в Тесове колокола с нескольких новгородских церквей82. После ухода шведов Тесовский острог является уже единственным укрепленным поселением. Уже 23 мая 1617 г. туда был введен русский гарнизон и учреждена пограничная стража для упорядочения пропуска по Ивангородской дороге, в первую очередь - "немецких людей". Интересно, что новая администрация назначила в Тесовский острог Г.С.Обольянинова, служившего там воеводой в 1613-1614 гг.83. В 1630-х годах заставным головой в Тесове служил Н.Я.Тырков, служивший в 1610-х годах сборщиком кормов при Тесовском остроге84. В 1657 г. Тесов отмечен среди городов, находившихся в ведении Новгородской четверти85. Известна Тесовская застава и в более позднее время, в 1668 г.86, 1672/7387, 1675/76 гг.88 В 1670-х гг. Тесовский острог должны были "делать" крестьяне как Тесовской волости, так и окольнх погостов89. Последнее упоминание о Тесовской заставе относится к последним годам перед Северной войной. В 1698 г. головой на Тесовской заставе, стоявшим с 10 солдатами служил стольник Ф.Н.Ушаков90.

Сложен вопрос о местоположении Тесовского острога. На сегодняшний день мы склоняемся к тому, что он находился близ церкви св.Климента, на господствующей над всей Тесовской округой высоте. Ранее мы писали о том, что возможным местоположением острожка и более ранней крепости XIII в. может быть островной Успенский Тесовский монастырь, расположенной в низине р. Тесовой. Однако анализ документов убеждает нас в том, что "Городок", упоминаемый в связи с Успенским монастырем в 1573, 1646 и др. годах и Тесовский острог - это два различных объекта. Вероятно, мы не сможем прояснить ситуацию без археологических исследований на месте бывшего Успенского монастыря.

В 1611-1616 гг. какое-то время, на берегу Оредежа существовал еще один, Пантелеевский острожек. Он, по всей вероятности, был сооружен на высоком левом берегу Оредежа, близ деревни Пантелеевичи, известной с 1500 г., в 2 км от современного пос. Оредеж. Возможно, он возник прежде того Тесовского острога, который известен с 1612 г. до конца XVII в. В одном документе они прямо противопоставлены друг другу91. Он был разрушен, по всей видимости, в 1614 г., когда в районе Тесова развернулись боевые действия92. До этих событий, в августе 1614 г. в Пантелеевском острожке стоял шведский гарнизон - "конные и пешие ратные люди" во главе с ротмистром Гансом Термом93. К острожку были приписаны помещичьи и митрополичьи крестьяне всех окрестных погостов (до строительства Ивнинского острога в конце 1614 или в начале 1615 г.), а воеводе Г.С.Обольянинову (одновременно ведавшему Тесовским острогом) было предписано собирать с корма94.

Соль и торговля в Тесове

Обращает на себя внимание особая роль Тесова еще в XVI в. в связи с торговыми операциями. В середине XVI в., в канун Ливонской войны, в Тесове уже существовала застава, призванная ограничить вывоз "в немцы" сала и воска95. Внутренний же рынок особенно тщательно охранялся от контрабандной торговли солью. На страстной неделе 1614 г. в село Тесово приехал из Ивангорода новгородский купец Милей Белянин, который остановился "у Пречистей Богородицы на Городки у попа у Кузмы Иванова", т.е. в Успенском Тесовском монастыре и не явился к прикзным Тесовского острога. Милей начал активно торговать солью в волости, причем немало заповедного товара извел на взятки: воевода Тесовского острога взял в острог восемь мехов соли, были и другие получатели взяток. Вскоре, на той же неделе, окрестности Тесовского острога были заняты "воровскими" казаками, которые отобрали у Милея соль и сами стали продавать ее крестьянам Тигодского и Ижорского погостов, через которые, вероятно, они пришли в Тесово. Однако, после того, как казаков от Тесова отогнали, было начато следствие и Г.С.Обольянинов, дабы уйти от обвинений, подал челобитную на крестьян села Тесова в том, что те, во время казакцкого прихода якобы также получили бесплатно три меха соли (т.е. поддержали политических противников новгородского правительства)96. Обольянинов в ответ на крестьянскую челобитную отчитывался, что он отписал на государя, т.е. фактически конфисковал соль у Милея "про немецкий обиход", действуя совместно с ротмистром Гансом Адамсом, а когда казаки фактически овладели Тесовской округой, то крестьяне, забрав спрятанную на островке (т.е. в Успенском монастыре) соль, попросту ее разграбили97. По челобитной было назначено следствие, материалы которого не сохранились, однако уже имеющиеся данные позволяют судить об особой ценности соли в годы политических потрясений начала XVII в. Таможенная же застава на Тесовской дороге продолжала стоять на протяжении всего XVII в.98

Тесовский ям

Тесовский ям, располагавшийся близ Спасского погоста на Оредеже совершенно точно соотносится с современной д. Ям-Тесово, Лужского района. Трасса Ивангородской дороги от д. Кипино к Тесовскому яму локализуется приблизительно по прямой, вдоль современной дороги между этими деревнями. Впервые "слобода ямская у Спаса на погосте" отмечена в писцовой книге 1568 г.99 В 1582 г. эту слободу разорили "немецкие люди"100, но в начале XVII в. ям в Тесове оживает: в 1601 г. на Тесовском яме жило 6 бобылей, а также ямской дьячок Первушка Анцыфоров101. В 1611-1617 гг. ям исчезает, а в 1620-е гг. известен пустой Тесовский ям102. Название "ям" прочно укрепилось за его местоположением. Оно сохраняется до сих пор в названии пос. Ям-Тесово.

Тесовская пристань

Впервые источники сообщают о Тесовской пристани в 1568 г., когда в писцовой книге описывается государева Судовая пристань с 4 дворами дворников103. Первое подробное описание ее мы встречаем в отписной книге 1573 г.: "Да у возери [Тесовского] ж пристань, приставает из Ругодива гости и с Ываня города с товаром, а на пристани царева и великого князя четыре дворы учинены для пристани ... На пристани царевых и великого князя 7 анбаров, а склатут в них разны товары, а с товару со всякого емлются тамги, коли которой приедет: с ласту по ноугородки да с телеги з двое полной свазнаго и накладного по три московки, да с судна, которое приходит из Ругодива и з Иваня города привязного новгородка да отвязного новгородка ж. У пристани ж двор зелейной, а на нем хором: изба да павалуша да промеж их сени да мелнишко да анбар, а варят в нем ямчугу, двуна,..., да анбар, а в нем ставят емчюгу, четырех сажен, а в анбаре 3 котла, варят в них емчугу, 2 медных, а третей железы, да противо зелейного анбара анбар, сыплют в него зельи"104. В 1584 г. все вышеуказанные строения были сожжены "немецкими людьми"105, но вскоре жизнь на пристани восстанавливается и в 1596/97 г. извозчики Тесовской пристани тягались в недполоученных ими деньгах с подьячим С.Михайловым106. В июне 1611 г. на Тесовской пристани состоялись какие-то переговоры между новгородцами и шведами, в которых принимали участие представители новгородского дворянства. Примечательно, что в позднейших апелляциях к этим переговорам участвовавшие в них дворяне именуют сам процесс "Тесовским кругом", наподобие традиционных казачьих кругов - народных собраний, принимавших важнейшие решения.

В первые годы новгородско-шведского политического альянса 17 дворов Тесовской пристани исправно платили в казну 1 рубль и 23 алтына107108. Однако еще с 1608/09 г. прекратился сбор таможенной пошлины и кабацкого откупа (ранее о Тесовском кабаке известий не встречено)109, восстановленные только с 25 июня 1617 г., когда оба этих дохода были отданы на откуп казакам Данила Сноксарева110.

В писцовой книге 1629 г. описаны лишь оставшиеся амбаров и таможенных изб пустые места, на самой же пристани в это время жили непашенные бобыли111. В переписной книге 1646 г. описана дворцовая деревня Судовая Пристань, в которой на бобыльских землях живут новгородские казаки112. История этого казачьего отряда была недолгой: в 1648 г. Тесовская дворцовая волость была передана Новгородскому владыке, заселение этих земель пошло в ином направлении и в более поздних источниках мы упоминаний о казаках в Тесове уже не знаем. В следующей по времени писцовой книге 1669 г. в Софийской вотчине, в Тесовской волости нам известна деревня Судовая Пристань над озером Тесовом, с обычным крестьянским населением113.

Полянская волость

Полянская волость - территория к югу от центра Тесовского погоста, соединявшая две больших владычных волости - Тесовскую и ту, что располагалась в Лусском погосте. Все эти земли лежали вдоль Ивангородской дороги. В конце XV в. вместе со всей Тесовской волостью Полянская волость была отписана от Софийского Дома ко Дворцу, но в 1552 г. именно она была возвращена Новгородской архиепископской кафедре и находилась в ее ведение вплоть до Екатерининских реформ. Полянская волость располагалась в зоне, где полностью отсутствуют археологические памятники древнерусской эпохи; однако в XVI в. она представляет собой достаточно плотно освоенное пространство. Важная особенность волости заключается в том, что во всем Тесовском микрорегионе именно здесь наблюдается самая большая устойчивость поселений на всем протяжении ее известной истории. История хозяйства Полянской волости в первые годы XVII в. достаточно подробно изучена Б.Д.Грековым114.

В 1-й пол. - сер. XVI в. в митрополичьем селе Поляны строится каменный храм Иоанна Предтечи. Согласно исследованиям Вал.А.Булкина и О.А.Прудникова, храм был построен между 1552 и 1563; в его облике преобладают черты не новгородской, а московской архитектуры, возможно в связи с тем, что он был воздвигнут в годы святительства архиепископа Пимена, происходившего из Белозерья115. Эта церковь - один из немногих каменных храмов XVI в. в Водской пятине. В 1582 г. храм стоит разоренным, как и вся митрополичья Полянская волость. По данным, обнаруженным Б.Д.Грековым, к 1594 г. церковь в селе Поляны уже была восстановлена116. В дозорной книге 1612 г. село Поляны и вся Полянская волость описаны как существующие в полном порядке. К середине XVII века к каменной церкви пристраивается придел во имя преп. архиеп. Новгородского Иоанна (по мнению О.А.Прудникова, этот придел мог существовать с момента постройки полянской церкви117), а к началу XVIII столетия вместо этого придела - два: св.Духа и св.Климента-папы Римского, последний, вероятно, был сооружен в связи с посвящением главной погостской церкви. В середине XVIII столетия Климентовский придел уже не существовал. Каких-либо документов о времени построения церкви в распоряжении церковных причетников не сохранялось уже к началу XVIII века, в результате чего, начиная с 1722 г. в церковных описаниях встречается фраза о том, что церковь "когда и кем построена, о том справиться не по чему"118. Развалины Полянской церкви сохраняются до сих пор.

Фроловский погост и речка Рыденка

Выделим еще два специфических участка Тесовского микрорегиона - это течение р. Рыденки и течение р. Тесовой (последний - с приходским центром - Фроловской церковью).

Фроловская церковь - один из трех важнейших приходских центров Тесовской округи. Она впервые упомянута в писцовой книге 1568 г., когда, как мы помним, Тесовская волость находилась в поместной раздаче. 24 июня 1578 г. деревни, составлявшие ее приход были возвращены во Дворец. В отписной книге 1578 г. упомянута "на Городке119 церков Флор и Лавер" 120, а деревня, которую пахали причетники этой церкви названа Загороденье. В этой же книге впервые упомянута большая дорога, шедшая от церкви св. Климента в Тесове к Фролу святому. К востоку от Фроловской церкви располагается незаселенное болотистое пространство с притоками Тесовой - речками Язвинкой и Каменкой; чуть севернее - поселенческий массив вдоль берегов речки Рыденки.

Последний был, по всей вероятности, заселен еще в древнерусское время. Освоенность берегов Рыденки в XVI в. была столь высокой, что большинство существовавших там древнерусских курганных групп ныне почти полностью уничтожены распашкой. Ни один из этих памятников не исследован. В XVI в. вдоль правого берега Рыденки от церкви св. Климента проходила большая дорога121. Она шла в район верховий р. Тосны. В XVII в. она вела в восточную Ингерманландию. Ближайшим поселенческим массивом были деревни в верховьях Тосны, в районе устья речки Еглинки, куда в конце XVII в. бежали помещичьи крестьяне из Тесовской округи122.

Однако особый интерес представляет собой древнерусский могильник, расположенный у бывшей деревни Веряжино. Дело в том, что именно в этой деревне писцовая книга 1500 г. фиксирует одиннадцать дворов своеземцев; мы можем считать, что все население деревни к концу XVI в. составляли новгородцы-землевладельцы.

Своеземцы

Практически все течение реки Рыденки к 1500 . представляло собой конгломерат небольших владений своеземцев. Более того, как показывают наблюдения над писцовой книгой Дм.Китаева 1500 г., до боярского вывода конца XV в. владения Кречатниковых и их очевидных родственников Сочевицыных и Буйносовых занимали бóльшую территорию. Родство многих своеземческих фамилий и некоторых "сведенных" владельцев было давно подмечено исследователями123,. В Водской пятине такими владельцами, в первую очередь выступают Кречатниковы - род мелких владельцев, часть которых после конфискаций была сведена, а часть - сохранила владения, подчас в рамках одного и того же погоста124. Эти группы хорошо локализуются в пространстве; владения и сведенных вотчинников, и их однофамильцев-своеземцев расположены бок о бок друг с другом, преимущественно в Тесовском, Оредежском, Ижерском и Будковском погостах. Они располагались на стыке нескольких погостов, возникнув, вероятно, вследствие освоения представителями этого рода разных периферийных территорий. Множество представителей этой фамилии (до 18-20) указывает на достаточно древнее (3-4 поколения, т.е. 100 лет) происхождение этого новгородского рода, а незначительность владений - на вероятную принадлежность этих землевладельцев к категории житьих. Ни в одной другой части новгородских земель найти Кречатниковых нам не удалось. Самыми видными землевладельцами рода Кречатниковых были Григорий Кузмин и Антон Кузмин - вероятно, братья - им принадлежали крупные волостки в разных погостах; именно их вотчины были конфискованы; почти все остальные представители этой фамилии сохранили свои волостки. В XVI в. Кречатниковы растворились в других сословиях. Двое из Кречатниковых стали крестьянами д. Загорье. В конце XVI в. мы встречаем Кречатниковых и среди церковного причта Водской пятины125. Их родственник Сочевицыны встречаются среди старост Тесоовской волости, а другие родственники (и соседи), Буйносовы вошли в состав новгородской дворянской корпорации, хотя их род угас к 1620-м гг.

Северная (приграничная) округа Тесова

Большинство погостов Водской пятины составляли цельные территории. Однако в XVI в. мы фиксируем два случая своего рода "анклавов", компактных территорий одного погоста, окруженные территорией другого. Так, территория Спасского погоста на Оредеже распадалась на две части. Одна из них находилась в зоне древнего освоения, на плодородных дерново-карбонатных почвах вдоль нижнего течения Оредежа, "зажатая" между землями Никольского Будковского и Климентовского Тесовского погостов. В этой части находился сам Спасский погост-место. Другая часть Спасского погоста располагалась в 20 км выше по течению р. Оредеж, только на левом берегу реки. При этом на правом берегу с юга и по обеим берегам с севера находились деревни Климентовского Тесовского погоста. Такой "северный анклав" селений Спасского погоста на Оредеже своим центром имел деревню "на Шуче на луке у часовни"126, где между 1500 и 1568 гг. была построена церковь во имя Георгия Победоносца127. К 1582 г. все деревни "северного анклава" запустевают.

Среди ярких топографических объектов, известных в конце XVI в. здесь, на севере рассматриваемого микрорегиона - камень, стоявший на дороге из д. Буйно к деревням Коречно и Дубовая Колода, рядом с которым "стаивала исстари кузница, а секали на ней железо"128

К XV в. важнейшим центром религиозным этого региона был Спасский Чащинский монастырь. В течение XVI в. здесь, в болотистой местности выстраивается еще 2 монастыря и Георгиевская церковь на Шуче.

При Борисе Федоровиче Годунове деревни на среднем Оредеже возобновляются, а в первые годы Смутного времени там даже наблюдается определенный подъем. Интересна запись в таможенной книге, относящаяся к 18 ноября 1611 г.: "Тово ж дни явил с Оредежи реки Иванов крестьянин Савина Кирил Ларионов рысь, две выдры, лисица, десять куниц, восемь норк, шестнатцать овчин, три медведно, лосинка молодая, два куса сала медвежья"129. Поместье Ивана Савина - это деревня Савкино на левом берегу Оредежа, одна из самых северных в Тесовском микрорегионе. В 1615 г. в деревнях на среднем Оредеже уже никто не живет; более того, проживание там становится опасным130. Вотчина Зверинского монастыря оказалась в те годы полностью подконтрольна казакам, совершавших рейды из Тихвина. Да и сами старцы Зверинского монастыря не отличались особым благонравием. В последние месяцы существования в Новгороде администрации Делагарди и Одоевского обратился Г.С.Обольянинов с жалобой на монастырского старца Дионисия, избившего и ограбившего его холопку Настасию Иванову, шедшую в Новгород через монастырскую пустошь Озеречно131.

После Столбовского мира северные деревни Тесовского микрорегиона становится еще и пограничными. Первым пунктом на русско-шведской границе была Осиновая Горка на Ивангородской дороге, где происходил, в частности, обмен перебежчиками132. По данным фольклорной традиции, здесь находились какие-то пограничные укрепления133. Далее на пути к Новгороду находился Троицкий Зверинский монастырь, возникший в середине XVI в., где также известна существовавшая в XVII веке застава, причем монастырские помещения часто использовались как место заключения перебежчиков134.

Однако в целом деревни по среднему Оредежу стали возобновляться только во второй половине XVII в. После возобновления части деревень в XVII-XVIII вв. они относятся уже к Климентовскому погосту на Оредеже. В переписной книге Водской пятины 1669 г. группа деревень Климентовского Тесовского погоста, расположенная на среднем Оредеже, вокруг возобновленной Егорьевской церкви в селе на Шуче, носит общее именование: "деревни в Егорьевской выставке в Спасском и Климентовском погосте"135.

После русско-шведской войны 1656-1658 гг. вдоль границы со Швецией была создана новая Тесовская дворцовая волость за счет заселения "зарубежскими выходцами" пустующих приграничных деревень136. Во второй половине XVII в. в пограничных со Швецией районах Новгородской земли формируется дворцовая волость, также получившая название Тесовской. Первое ее описание относится к 1674-1676 гг.137 Анализ этого описания показывает, что пустовавшие со времен Смуты деревни Климентовского Тесовского, Спасского на Оредеже и Никольского Будковского погостов вдоль шведской границы заселялись выходцами из-за рубежа, преимущественно из Копорского уезда. Эти деревни образовали особую Тесовскую дворцовую волость. В 1733 г. эта волость была передана Александро-Невскому монастырю138, а в 1775 г. отошла к Санкт-Петербургской губернии, тогда как все другие селения Климентовского Тесовского и Спасского на Оредеже погостов остались в Новгородской губернии. Вероятно, переселявшиеся в XVII в. в эти деревни жители Копорского уезда были преимущественно ижорами, что определило этнический состав данной территории. Именно в районе селений Тесовской дворцовой волости и соседних деревнях, принадлежавших в XVII в. Троицкому Зверинскому монастырю исследователи ижорского языка и культуры выделяют особый верхнеоредежский диалект ижорского языка139. Интересно, что при том, что именно Тесовская волость была зоной, куда с середины XVII в. стекаются перебежчики, в то же время известно и переселение за русско-шведскую границу крестьян Тесовской волости сразу после Столбовского мира140.

Формирование Тесовской дворцовой волости в русско-шведском порубежье XVII в. сопровождалось еще одним обстоятельством. Как известно, по условиям Столбовского мира к Швеции отошли территории Ямского, Корельского, Ореховского, Ивангородского и Копорского уездов. Последний в XVI в. включал в себя Грезенский и Орлинский погосты. Возникшая в 70-х гг. XVII в. на месте приграничных пустошей Тесовская дворцовая волость включала в себя деревни Сорочкино Болото, Луги и Чернецово. Все эти селения в 1500 г. числились в Орлинском и Грезенском погостах. Сознательно или случайно, часть территории Копорского уезда русские межевщики 1618 г. в ущерб условиям Столбовского договора оставили за Московским государством141.

***
Подведем итоги. За четыре года археологических исследований удалось накопить значительный археологический материал, относящийся преимущественно непосредственно к Тесовскому погосту. Одновременно введены в научный оборот материалы описаний XVI-XVII вв. В перспективе нам представляется важным исследование поселения столь же большими площадями - только здесь возможен видимый прорыв в исследовании - в первую очередь при выявлении комплексов XIII-XV вв. Вместе с тем перспективным представляется и исследование сельских поселений в периферийных областях Тесовского микрорегиона.

1 Селин А.А. Тесово и Тесовская волость: некоторые итоги изучения // Дивинец Староладожский. СПб., 1997. С. 119-124.

2 Селин А.А. Об одной сельской свадьбе при царе Василии Шуйском // Мифология и повседневность. Вып. 2. Мат. науч. конф., 24-26 февраля 1999 г. СПб., 1999. С. 186-197; Селин А.А. Источники по истории сельского расселения XVI в.: Тесовская волость // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность: Редактор и текст. Вып. 3. СПб., 2000. С. 207-232.

3 Янин В.Л. Новгородские посадники. М., 1962. С. 138-139; Новгородская четвертая летопись // ПСРЛ. Т. 4. СПб., 1848. С. 30.

4 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 295; Новгородская четвертая летопись // ПСРЛ. Т. 4. Спб., 1848. С. 37; Софийская первая летопись // ПСРЛ. Т. 5. Спб., 1851. С. 179; Симеоновская летопись // ПСРЛ. Т. 18. Спб., 1913. С. 63; Вологодско-Пермская летопись // ПСРЛ. Т. 26. М.; Л., 1959. С. 80; Львовская летопись // ПСРЛ. Т. 20. Ч. 1. Спб., 1910. С. 160.

5 Евреиновский список. Книга Великого княжества Литовского и Жемоитцкого // ПСРЛ. Т. 17. СПб., 1907. Ст. 357-412.392

6 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949. С. 292; Янин В.Л. Новгородские акты XII-XV вв. Хронологический комментарий. М., 1991. С. 248-251

7 Богословский Н.Г. Раскопка курганов в Тесове, близ границы Лужского уезда Петербургской губернии в 75 в. от Новгорода // ИОЛЕАЭ. Т. 31. 1878/79. С.205.

8 Раскопки А.А.Спицына в районе с. Яма Тесова на р. Оредежи Новгородской губернии 1924 г. Переписка // РА ИИМК, ф. 2, оп. 1, 1924, д. 129.

9 Протокол 203 заседания секции нумизматики и глиптики РАИМК // РА ИИМК, ф. 2, оп. 1, 1924, д. 23; Комиссия по нумизматике и глиптике РАИМК. Приложение к протоколам и отчеты о работе комиссии за 1924-1925 гг. 2-я часть // РА ИИМК, ф. 1, оп. 1, 1925, д. 27.

10 Теплоухов С.А. Раскопки в Оредежском районе Лужского округа группы курганов у Бутковского и Ям-Тёсовского в 1928 г. // РА ИИМК, фонд 2, оп. 1, 1929, д. 122, 242.

11 Т.о., поселение распахивалось еще в 1920-х гг.

12 Лесман Ю. М. Отчет Оредежского археологического отряда за 1979 г. Л., 1980 // АИА, Р-1, д. 7692; Лесман Ю.М. Древнерусский Тесов // Древности Северо-западной России. Сборник материалов научной конференции, посвященной 90-летию со дня рождения Г.П.Гроздилова. СПб., 1995. С. 78-82.

13 Сведения о памятниках Лужского уезда Петербургской губернии для составления археологической карты губернии. 1900-1901// РА ИИМК, ф. 37, д. 6; Селин А.А. Отчет Тесовского отряда Северо-западной экспедиции Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия МК РФ и РАН о работах в Гатчинском и Лужском районах Ленинградской области в 1995 г. // АИА.

14 Греков Б.Д. Новгородский дом святой Софии. Ч. 1. СПб., 1914. Приложение. С. 50-51.

15 Выпись из писцовых книг письма и меры Ф. Маврина да подьячего А. Козловского 1629 г. за приписью дьяка Ф.Арцыбашева // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 65 (далее - Выпись 1629), л. 178 об.-329 об.

16 Селин А.А. Источники по истории сельского расселения…

17 Cелин А.А. О посвящении сельских храмов в Новгородской земле XVI в. : св. Климент (папа римский) // Теорет. конф. "Философия религии и религиозная философия: Россия. Запад. Восток": ТД. СПб, 1995. С. 80-82; Селин А.А. Тесово и Тесовская волость...

18 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949. № 292. С. 292; Янин В.Л. Новгородские акты XII-XV вв. Хронологический комментарий. М., 1991. С. 248-251. О ней: Селин А.А. Источники по истории сельского расселения…

19 Новгородские писцовые книги, издаваемые Имп. археографической комиссией. Т. 3. СПб., 1868. Стб. 75-76.

20 На неравномерность использования документов начала XVII в. для реконструкции состава вотчин Софиского дома XV в. указал в свое время С.В.Рождественский - Рождественский С.В. Новгородский дом святой Софии и его вотчина (Рец.: Греков Б.Д. Новгородский дом святой Софии. Т. 1. Пг., 1914). Пг., 1916 (отд. отт. из ЖМНП). С. 16.

21 Выпись из писцовой книги дворцовых земель Водской пятины письма О.Вышеславцова. 1550/51 // РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 781 (далее - Книга Вышеславцова), л. 17.

22 Греков Б.Д. Новгородский дом святой Софии... С. 281. Ср.: "В том же погосте в Рождественском и в Ильинском приходе царя и великого князя деревни, что бывали за владыкою, и те деревни в лето 7060-го по цареве государеве великого князя грамоте Иван Ильич Кренев да Степан Микифоров отписали на царя государя великого князя, а в тех место деревень царь и великий князь пожаловал, дал архиепископу Пимину в Вотцкой пятине в Тесове 100 обеж" - Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. Материалы по истории народов СССР. Вып. 1. Л., 1930. С. 60.

23 Селин А.А. Источники по истории сельского расселения…

24 Там же.

25 Подлинная писцовая книга Воцкой пятины письма и дозора С.Дмитриева, Е.Старого и подьячего С.Киселева. 1582 // РГАДА, ф.1209, д. 958 (далее Писцовая 1582).

26 Выпись из писцовой дворцовой книги Водской пятины письма и меры кн. В.А.Звенигородского и Е. Старого с товарищи. 1584 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 65 (далее - Выпись 1584), л. 105 - 178.

27 Список с межевой книги дворцового села Тесова дьяка А.Арцыбашева и подьячего С.Емельянова. 1586 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 84 (другой список: ОР РНБ, Q IV, 28, л. 48-70.

28 Греков Б.Д. Новгородский дом святой Софии... С. 273.

29 Выпись 1629, л. 244-245.

30 Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до сер. XVII в. Т. 2. М.; Л., 1948. С. 112, прим. 3; тж.: Грамота царя Алексей Михайловича новгородскому митрополиту Аффонию об отписке на государя Олонецкого погоста. 1648. 30.04 // Карелия в XVII в. Сборник документов / Сост. Р.Б.Мюллер. Петрозаводск, 1948. № 41. С. 71-72.

31 С 1993 г. исследуется С.Л.Кузьминым. Благодарю Сергея Леонидовича за возможность воспользоваться неопубликованными материалами раскопок и предварительными выводами исследователя.

32 Кладбище и курганы в Тесове впервые упомянуты в межевой 1578 г. - Межевая книга с. Тесова государева прикащика с. Тесова И. Левшина. 24.06. 1578 // ОР РНБ, Q IV, 28. л. 55.

33 Ведомости о церквах г. Новгорода и его уезда (113 церквей). 1914 // ОПИ НГОМЗ, д. 11284, л. 571-577.

34 По всей вероятности остатки литейной мастерской; из нее происходит серия находок тиглей (на рис. 11).

35 На поселении представлен непрерывный ряд керамического материала, от лепной керамики рубежа I-II тыс. н. э. до позднесредневековой XVII-XVIII вв. В пахотном слое лепная и раннегончарная керамика представлена единичными фрагментами. Наибольшее количество составляет серо-бежевая гончарная керамика, вторая по числу фрагментов - белостенная. Встречается также красно-кирпичная керамика, есть два фрагмента розовой, некоторое количество черной керамики. Так как памятник пропахивался до материка, керамика чрезвычайно фрагментирована. Сохранность керамики довольно хорошая, практически нет расслаивающихся и рассыпающихся фрагментов.

36 Селин А.А., Магола А.А. Новые исследования Тесовского погоста // Староладожский сборник. Вып. 4. СПб.; Старая Ладога, 2001.

37 Любезно определено А.Н.Кирпичниковым.

38 Собрание Б.И. и В.Н.Ханенко. Древности русские. Кресты и образки. Вып.1. Киев, 1898. табл. 11, № 28

39 Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 2. М., 1987. С. 172-173.

40 Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 2… С. 182.

41 Разрядная книга 1550-1636 гг. Т. 2. Вып. 1. М., 1976. С. 91. Другая разрядная книга поименно перечисляет вовеод, стоявших в тот год в Тесове: "Тово же году в Тесове стояли царевич Русланей Хайбулатович, да князь Василий Васильевич Голицын да князь Василий Агишевич Тюменской да князь Иван Васильевич Гагин" - Разрядная книга 1559-1605 гг. М., 1974. С. 279; то же в: Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 3. М., 1989. С. 38.

42 Разрядная книга 1550-1636 гг. Т. 2. Вып. 1… С. 103.

43 Новгородские писцовые книги... Т. 3. Ст. 67.

44 Медынцева А.А. Подписные шедевры древнерусского ремесла. М., 1991. С. 232-236; Сарабьянов В.Д. Культ св. Климента папы римского и его отображение в новгородском искусстве XII в. //Ладога и религиозное сознание. Третьи чтения памяти Анны Мачинской. Старая Ладога, 20-22 декабря 1997 г. Материалы к чтениям. СПб., 1997. С. 34-38; Милютенко Н.И. Культ св. Климента на Руси и в Ладоге XII в. // Ладога и религиозное сознание. Третьи чтения памяти Анны Мачинской. Старая Ладога, 20-22 декабря 1997 г. Материалы к чтениям. СПб., 1997. С. 38-41.

45 Отдельным анклавом по отношению к этим группам являются церкви посада Новая Соль на Мшаге.

46 Ярвосольский, Ижерский и Дудоровский погосты были переданы в Ореховский уезд из Новгородского около 1500 г. - Переписная и окладная книга Водской пятины. Вторая половина / Публ. М.Оболенского // ВОИДР. М., 1851. Т. 11. С. 287. Любопытно, что в "Записной книге собранной дани" 1660 г. в качестве церковно-податного округа выступает Шелонская пятина. При рассмотрении этого документа можно заметить, что этот округ территориально совпадает с известной по книге записи Софийской пошлины 1576/77 г. Тесовской и Залесской десятине (без Ярвосольского погоста, отошедшего по Столбовскому миру к Швеции) - Записная книга собранной дани в Шелонской пятине. Сер. ХVII в. // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 38, л. 24 - 52.

47 Ср.: "В древнерусском смехе большую роль играло выворачивание наизнанку одежды…, надетые задом наперед шапки… Все это знаменовало собой изнаночный мир, которым жил древнерусский смех" - Лихачев Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 16 и далее.

48 Обыск Н.Я.Тыркова о воровстве Дуньки, дочери Т.Романова. 1614. 27.12 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie 2: 122, л. 99.

49 Отмечен в своде В.В.Зверинского (Зверинский В. В. Материалы для топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1897. Т. 3. № 2194. С. 203).

50 Новгородские писцовые книги… Т. 3. Ст. 81.

51 Челобитная царю Михаилу Федоровичу Софийского стряпчего П. Дулова на дворцовых крестьян д. Офимкович Климецкого Тесовского погоста, на С. Тимофеева с соседями, о том, что они несправедливо захватили себе половину земли Успенского пустого девичья монастыря, что бывал в Климецком погосте над озером, а оброка в Софийскую казну не платят (при митр. Киприане, 1627 - 1635) // СПбИИ, кол. 171, перепл. 11, д. 723, л. 152.

52 Список с переписной книги монастырских и церковных дворов, дворцовых, поместных и вотчинных сел и деревень Водской пятины стольника кн. Г.Д.Долгорукого и подьячего И.Раковского. 1646 // РГАДА, ф. 1209, д. 984, л. 64; Книга записей Софийской пошлины. 1576/77 // ОР РНБ, Соф., 1548, л. 113.

53 Ведомости о церквах г. Новгорода и его уезда (113 церквей). 1914 // ОПИ НГОМЗ, д. 11284, л. 839-845

54 В.М.Воробьев, А.Я.Дегтярев. Русское феодальное землевладение от "Смутного времени" до кануна петровских реформ. Л., 1986. С. 57

55 Книга записей Софийской пошлины... л. 91 об.)

56 П.Е. Сорокин. Археологические исследования и проблемы сохранения культурного слоя на территории Санкт-Петербурга // Archaeologia Petropolitana. СПб., 1996. № 1. С. 28.

57 Грамота царя и великого князя Ивана Васильевича Всея Руси в Великий Новгород дьякам Ф.Еремееву и К.Дубровскому о посылке приказчиков в Кипенский погост и к Спасу на Неву для приготовления корму войску царевича Кайбалы. 1555. 4.12 // ДАИ. Т. 1. № 70, V. С. 130-131

58 С.Ф.Платонов. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М., 1995, 5-е изд. С. 267.

59 Грамота об отставке от службы. 1556. 12.03 // ДАИ. Т. 1. СПб., 1846. № 47. IV. С. 66; Памятники дипломатических сношений России со Швецией // Сб. РИО. 1910. Т. 129. С. 360, 368, 370.

60 Ср.: "…а от сосны к дороге, которая дорога от государева села Тесова к Спаскому яму, а у дороги сосна, а на ней грань, и от дороге (sic) засеком, что была засечена от Божия поветрея до Тесовского озера" - Список с межевой книги дворцового села Тесова дьяка А.Арцыбашева и подьячего С.Емельянова. 1586 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 84, л. 15 об.-16.

61 Разрядная книга 1550-1636 гг. Т. 2. Вып. 2... С. 105.

62 Последний был построен в 1615 г. для обеспечения безопасности движения по р. Луге от "шишей", контролировавших Сумерскую волость - Грамота Якова Делагарди в Ям немецкому воеводе Клаусу Харлу и Миките Ивановичу Калитину о розыске и грабежах крестьян Сумерской волости. б/д (ок. 1615 г.) // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 164.

63 Кормовые книги Тесовского острожка. 1614/1615 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 87, ë. 2.

64 Книги кормовые Тесовского острожка. 1611, дек. // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 71, ë. 61-128.

65 Книги расхода кормов немецким ратным людям по Тесовскому острожку. 1611. 23.12-1612. 23.01 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 71, ë. 163.

66 Goeteeris A. Journael der legatie ghedaen inde Jaren 1615 ende 1616 ... Graven-Hage, 1619. 32

67 Дозорная книга Водской пятины Полужской половины дозору И.С.Мельницкого, Ф.Н.Неклюдова и подьячего М.Помещикова. 1612 г. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I (ìèкрофильм СПбИИ 321) - далее Дозорная книга 1612; Челобитная черного попа Никольского Клинского монастыря Ионы об обидах, понесенных от немецких людей. 1614-1616 // Якубов К.И. Русские рукописи Стокгольмского архива // ЧОИДР. 1890. № 14. С. 34; Донесения Нидерландских посланников о их посольстве в Швецию и Россию в 1615-1616 г. Сообщения из Нидерландского Государственного Архива // Сборник РИО. Т.24. 1878. С. 37.

68 Донесения Нидерландских посланников… С. 37.

69 Ср.: Беляев И.С. По поводу одного из источников Смутного времени. О пожаловании "деревнишек" // Старина и новизна. 1914. Т. 17. С. 45-56.

70 Кобзарева Е.И. Новгородские служилые сословия в период шведской оккупации города // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Материалы науч. конф. 11-13 ноября 1999 г. Ч. 1. Великий Новгород, 1999. С. 80-85.

71 Челобитная Григория Никитича Муравьева о том, что кормовые сборщики его не слушают и ни кормов, ни денег про немецких людей не собирают. 1612, нач. // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 75, ë. 64-66.

72 Там же.

73 В 1595/96 г. В Новгороде слушалось дело о потравлении собаками Федора Одинцова крестьян его поместной деревни Савлова - Копии переписные делам Новгородского судного приказа. 1600-1602 // СПбИИ, кол. 115, оп. 1, д. 835. 40, л. 12.

74 Челобитная Федора Максимовича Муравьева о том, что не удается собрать корма на немецких людей, чтоящих на заставе в Тесове. 1612. 17.03 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 75, ë. 41-42.

75 Челобитная подьячего Ивана Армячникова. 1613. 17.07 // Дело по письму князя Василия Иванова Белосельского и Степана Фомина Тимашева о незаконной торговле людей Старорусского уезда Должинской волости и Порховского уезда дворцовых сел с псковичами 13.01.1613 - янв. 1615 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 20, л. 67.

76 Челобитная Григория Муравьева Я.Делагарди и кн. И.Н.Большому Одоевскому на крестьян с. Тесова, отказавшихся давать деньги на немецкие корма // РГИА, ф. 834, оп. 5, д. 9.

77 Приходные книги государеву хлебу с дворцовых сел при дьяке Пятом Григорьеве. 1615/16 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 108, ë. 86, 87..

78 Челобитная дворцовых крестьян села Тесова, поданная Я.Делагарди и кн. И.Одоевскому. 1614. 25.07 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 168, л. 15.

79 Челобитная Никиты Тыркова и подьячего Ивана Прокофьева о том, на каких десятинах села Тесова сеять рожь на 123 год и указ по ней. 1614. 19.08 // Riksarchivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 284, л. 3, 3 об.

80 Там же.

81 Ср.: Фигаровский В.А. О грамоте новгородского посольства в Москву в 1615 г. // НИС. Вып. 2. Л., 1937. С. 54.

82 Опись Новгорода 1617 г. Памятники отечественной истории. Вып. 3. М., 1984, Ч. 1. С. 133-134.

83 Отношение подписавших с русской стороны на Столбовском договоре комиссаров к шведскому фельдмаршалу барону Карлу Гюлленгельму. Новгород, 1617. 23.05 // Саблер Г. Собрание русских памятников, извлеченных из семейного архива графов Делагарди // УЗ Юрьевского университета. 1896. Документ № 13. С. 57-63.

84 Отписка новгородских воевод о принятии мер против выходцев из-за рубежа и русских перебежчиков. 1631 // АМГ. 1890. Т. 1. С.330-332.

85 К. А. Неволин. Образование управления в России от Ивана III до Петра Великого // Полное собрание сочинений. 1859. Т. 6. С. 175

86 Челобитная выборжца торгового человека Ф.Геслинга в новгородскую приказную палату о выдаче ему товаров, задержанных в Новгороде и об отпуске за шведский рубеж. 1668. до 1.05 // Русско-шведские экономические отношения в XVII в. Сб. док-тов. М.; Л., 1960. № 189. С. 309-310.

87 Перепись государевым царевым и великого князя Алексея Михайловича всея Росии Новгородским дворцовым делам судного приказного стола. 1670.1.09-1675.1.09 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 2, л. 112.

88 Там же, л. 218 об.

89 Там же, л. 218 об.

90 Обыскные книги (годовые сметные росписи) Новгорода, Ладоги, Порхова. 1698 // СПбИИ, кол. 115, оп. 1, д. 324, л. 4, 27 об.

91 "В сентябре взято в Пентелеевской острожек до нового (курсив мой. - А.С.) острошку 437 хлебов" - Приходная книга Водской пятины Полужские половины кормов на Тесовский и Пентелеевский острожки. 1611, авг. - 1616, сент. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, Riksarchivet, serie II: 109

92 Ср.: "пустошь, что была деревня Пантелеевичи, что была за Иваном за Серковым да за Васильем за Колобовым да за Тимофеем за Митковым… дворы помещицкие выжгли воровские люди, как приходили под острог…" - Дозорные книги Полусской половины Водской пятины дозору Ивана Боранова да подьячего Семейки Шустова. 1615. 8.08 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 6, л. 47.

93 Приходно-расходные книги сбора и выдачи кормов немецким людям. 1612/14 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 48, л. 39.

94 Память Г.С.Обольянинову о посылке к нему вместо Михаила Неелова Селивестра Зиновьева. 1614. 3.08 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, Riksarchivet, Serie II: 148, ë. 20; Ïриходно-расходные книги сбора и выдачи кормов немецким людям. 1612/14 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 48, л. 34.

95 Грамота об отставке от службы. 1556. 12.03 // ДАИ. Т. 1. СПб., 1846. № 47. IV. С. 66.

96 Дело по челобитной крестьян села Тесова о несправедливом обвинении их в растрате соли в приход воровских людей. 1614, окт. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie 2: 122, ë. 33-35.

97 Память Г.С.Обольянинову по челобитью новгородского посадского человека Якуша Масленникова. 1614. 17.08 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie II: 148, ë. 10.

98 Челобитная выборжца торгового человека Ф.Геслинга...

99 Список с писцовой книги Водской пятины письма кн. П.Оболенского и И.Зюзина с товарищи. 1568 // РГАДА, ф.137, оп.1, Новгород, д. 1-б, л. 84-84об.

100 Писцовая 1582, л. 23.

101 Перепись охотникам и бобылям Тесовского яму и деловые книги земли Заяцова яма. 1601, апрель // Гурлянд И.Я. Новгородские ямские книги 1586-1631 гг. Ярославль, 1900. С. 102. Заметим, что отчество дьячка (довольно редкое для начала XVII в.) совпадает с отчеством священника Тесовского яма - Прова Анцыфорова, известного в 1612 г. (Дозорная книга 1612). Вероятно, это братья.

102 Выделные книги с земель Тесовского яма. 1631. 19.08 // Гурлянд И.Я. Новгородские ямские книги ... С. 153-157.

103 Отрывок писцовой книги Водской пятины письма кн. П.Оболенского и И.Зюзина. 1568… л. 153.

104 Селин А.А. Источники по истории сельского расселения... С. 211.

105 Выпись 1584, л. 155-155об.

106 Книги переписные судным и разбойным и татиным делам и запискам и книгам приходным пошлинным денгам с судных и с управных дел и холопьим книгам, которые дела были в Судном приказе при разных воеводах и владыках. 1586-1596 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 134 об.

107 Приходно-расходные книги государева дворца. 1612/13 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 34, л. 32.

108 Приходно-расходные книги государевых дворцовых сел за 112-120 гг. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 136, л. 354.

109 В 1607/08 г. совокупный сбор с Тесовского кабака и с Тесовской таможни доходил до 80 рублей - Опись Новгорода 1617 г. Ч. 1. М., 1984. С. 145.

110 Там же.

111 Выпись 1629, л. 241 об.-242 об.

112 Список с писцовой книги монастырских и церковных дворов, дворцовых, поместных и вотчинных сел и деревень Водской пятины переписи стольника кн. Г.Д.Долгорукого и подьячего И.Раковского. 1646 // РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 984. л. 66 ,68.

113 Подлинная переписная книга поместных и вотчинных сел и деревень, дворов и людей Водской пятины, обеих половин переписи А.М.Змеева. 1669. 22.05 // РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 984, л. 694

114 Греков Б.Д. Очерки по истории хозяйства Новгородского Софийского дома XVI-XVII вв. // ЛЗАК за 1926 г. Вып. 1 (34). Л., 1927. С. 125-144.

115 Булкин В.А., Прудников О.А. Храм Рождества Иоанна Предтечи в бывшем селе Каменные Поляны // София. 1998. № 1. С. 4-6; Прудников О.А. Церковь Рождества Иоанна Предтечи в бывшем селе Каменные Поляны Лужского района Ленинградской области // Церковь Рождества Иоанна Предтечи в Каменных Полянах (Архив Архитектуры. XII. Новгородские древности. Вып. 6). М., 2000. С. 76-89

116 Греков Б. Д. Монастырское хозяйство XVI - XVII вв. Л., 1924. С. 106.

117 Прудников О.А. Церковь Рождества Иоанна Предтечи... С. 88, сноска 38: "Первоначальное посвящение придела, видимо, должно было акцентировать особый статус полянской церкви, являвшейся вотчинным храмом новгородского владыки. Предпочтение Иоанна-Ильи четырем другим новгородским святителям, удостоившимся к 1549 г. общерусской канонизации... м.б. объяснено наибольшим развитием его культа".

118 Бранденбург Н. Е. Краткие известия о времени построения старинных церквей в Новгородском, Пусторжевском, Великолуцком и Устюжно-Железнопольском уездах: (по сведениям 1722 и 1733 г.) // Труды Московского Предварительного комитета по устройству XV Археологического съезда. М., 1911. Вып. 1. С. 72; Описание 53 церквей Водской пятины. 1751 // ОПИ НГОМЗ, д. 11298, л. 73.

119 Упоминание о "Городке", на котором стоит церковь позволяет посмотреть особым взглядом на топографию окрестных деревень, в частности - деревень Загороденье, Клюкошицы и Фроловской церкви. По современному административному делению, стоящая по сей день Фроловская церковь (постройки 1872 г. - Ведомости о церквах г. Новгорода и его уезда (113 церквей). 1914 // ОПИ НГОМЗ. д. 11284, л. 898-908) относится к деревне Клюкошицы Ям-Тесовской волости, Луж. Однако согласно современной фольклорной традиции, деревня делится на два конца - Загородицы и Мельница, концы идут от церкви к окраинам деревни (полевые записи автора в д. Клюкошицы, 2 мая 1991 г.). Сама церковь стоит на возвышенности, на высоком правом берегу р. Тесовой. Можно предположить, что она была построена на месте первоначального укрепленного поселения. К сожалению, все пространство близ церкви занято кладбищем и современной застройкой, так что археологическими методами определить более точно характер этой возвышенности не представляется возможным.

120 Впервые церковь свв. Фрола и Лавра близ д. Клюкошицы упомянута в 1550/51 г. (Книга Вышеславцова, л. 21-21 об.), но не исключено, что она существовала и ранее, являясь приходским центром именно для тех деревень, что были приписаны к Тесовской волости в 1578 г.

121 Список с межевой книги дворцового села Тесова дьяка А.Арцыбашева и подьячего С.Емельянова. 1586 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 84, л. 8-8 об.

122 Обидные дела, которые учинили великие государи его царского величества подданным с стороны его королевского величества Свейской от подданных после последнего Московского подтверждения с прошлого со 192 году (Samling av ryska befolknigens vid svensk-ryska gränser klagomål angående oförrätter av olika slag, som tillfogades dem från svensk sida. Denka samling användes vid dåtidens svensk-ryska förhandlingar och bör därför placeras vid sidam av motsvarande förhandlingsprotocoll) 1697/98 // Riksarkivet, Stockholm, Muscovitica: 112, ë. 11 îá.-12.

123 Янин В.Л. Новгородская феодальная вотчина. Историко-генеалогическое исследование. М., 1981. С.179

124 С.Б. Веселовский считал, что с упомянутые в 1563 г. Семен и Дружина (Владимир) Кречатниковы - московские подьячие, при встрече польских послов - были в родстве с Кречатниковыми новгородскими (Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963. С. 402). Нам такую стремительную карьеру того рода представить сложно, зная дальнейшую судьбу других представителей этого рода.

125 Селин А.А. Церковный причт Новгородского и Ладожского уездов Водской пятины в XVI - первой половине XVIII в. // Ладога и религиозное сознание. Третьи чтения памяти Анны Мачинской. Старая Ладога, 20-22 декабря 1997 г. Материалы к чтениям. СПб., 1997. С. 73-77; тж. Селин А.А. К исторической географии Водской пятины // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 12. Новгород, 1998. С. 304-315.

126 Новгородские писцовые книги... Т. 3. Ст. 82.

127 Деревня "на Шуче на луке у часовни" впервые упомянута в писцовой книге Дм. Китаева 1500 г. (Новгородские писцовые книги... Т. 3. Стб. 82). Егорьевский храм возникает здесь в середине XVI столетия, до 1568 г.

128 Селин А.А. Источники по истории сельского расселения XVI в... С. 222.

129 Таможенные книги Великого Новгорода 1610/11 и 1613/14 годов. СПб., 1996. С. 97.

130 "А в сыску волостные люди про те деревни сказали, что в тех деревнях крестьян и бобылей нет, и пашня не пахана, и в те дереви приходят воровские людишки…" - Дозорные книги Полусской половины Водской пятины дозору Ивана Боранова да подьячего Семейки Шустова. 1615. 8.08 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod, serie I: 6, ë. 11-12.

131 Челобитная Г.С.Обольянинова на старцев Зверина монастыря. 1616, окт.; Запись о взятии на поруку старца Зверина монастыря Деонисья. 1617. 11.01 // Селин А.А., Магола А.А. Новые исследования...

132 Жербин А.С. Переселение карел в Россию в XVII веке. Петрозаводск, 1956. С. 49; Отписка А.Мелницкого и С.Свербеева в Новгород о пути их на Осиновую Горку для перебежчицкой размены. 29.03.1636. // СПбИИ, ф. 109, д. 595.

133 План лесонасаждений и статистическое описание Орлинской лесной дачи. 1874 // РГИА, ф.515, оп.72, д. 6662. Карта

134 Отписка новгородских воевод о принятии мер против выходцев из-за рубежа и русских перебежчиков. 1631 // АМГ. 1890. Т. 1. С.330-332.

135 Подлинная переписная книга поместных и вотчинных сел и деревень, дворов и людей Водской пятины, обеих половин А.М.Змеева. 1669. 22.05 // РГАДА, ф. 1209, д. 984, л. 533 об., 722об., 723.

136 Этому вопросу посвящена еще одна наша работа, находящаяся в печати (Selin A.A. New approaches to the studying of Russian-Swedish frontier organization of 17th c.).

137 Списки с подлинных писцовых книг письма, меры и межевания писца Ф.В.Нащокина и подьячих В.Баристова и М.Полуженинова новгородским дворцовым селам, погостам и рядкам. 1674-1676 // РГАДА, ф.1209, д. 763.

138 Именной указ, данный Сенату об отдаче Александро-Невскому монастырю в вечное владение вотчин Старорусского Иверского монастыря, некоторых дворцовых волостей и отписных у князя Долгорукова, взамен взятых у оного монастыря и приписных к дворцовому ведомству волостей Толмачевской, Дорской и Охонской. 1733. 11.06 // Полное собрание распоряжений и узаконений по ведомству православного вероисповедания. Т. 8. СПб., 1898. С. 351-352.

139 Согласно П.И.Кеппену, в середине XIX в. в Лужском уезде ижоры обитали в деревнях Нестерково, Тарасино, Кремена, Воцко или Новоселки, Ольховец, Озерешно, Новинка, Чаща, Низовка (в 1840 переселились из д. Чаща), Луги, Черница (в 1842 переселились из д. Луги), Пелкова (Кеппен П.И. Селения, обитаемые ижорами в Санкт-Петербургской губернии // УЗ Императорской академии наук по I и III отд. 1853. Т. 2. Вып. 3. С. 412-422). Именно эти селения относились в XVII в. к Тесовской дворцовой волости или принадлежали Троицкому Зверинскому монастырю (Нестерково, Тарасина, Кремена). Примерно этими же деревнями ограничивают верхнеоредежский диалект и исследователи ХХ в. - Федоров И.Т. Расселение ижоры в XIX-ХХ веках // СЭ. 1983. № 5. С. 97-104; <Конькова О.И.>. Ижора // Мы живем на одной земле. Население Петербурга и Ленинградской области. СПб., 1992. С. 89-109.

140 Распросные речи о бобылях села Тесова, возвратившихся из-за рубежа и о Тесовских крестьянах, ушедших за рубеж. [1623] // СПбИИ, ф. 109, д. 65.

141 Подробнее об этом см.: Селин А.А.. Два наблюдения над изданиями писцовых книг рубежа XV-XVI вв. // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Тез. докл. Новгород, 1995. С. 66-68; его же. К исторической географии Водской пятины: Грезенский и Орлинский погосты 1500 г. и русско-шведская граница 1617-1618 гг. // Ладога и Северная Русь. Чтения, посв. памяти Анны Мачинской. Старая Ладога, 21-22 декабря 1995 г. Материалы к чтениям. СПб., 1995. С. 53 - 56. Друг рассказал про новый сайт о бонусы http://casinobonus2018.net/ . На сайте Soundmag Bose SoundSport Wireless Black по лучшей цене.

Hosted by uCoz