Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект № 99-01-00252 "Историческая география Северо-Запада Новгородской земли".

 


А.А.Селин


 


ИВАНГОРОДСКАЯ ДОРОГА


 


Ивангородская дорога соединяла в XVI - XVII вв. Новгород с Ивангородом. Она начиналась в болотистых низинах, лежавших в северо-западной округе Новгорода. Большая часть этих мест принадлежала Николаевскому Вяжицкому монастырю. Далее Ивангородская дорога шла через Тесовскую волость - владение новгородского Софийского дома1. Далее следовали болота, отделявшие Новгородский уезд от Копорского. В этих болотах в XV-XVI вв. возникли два небольших монастыря. По Копорскому уезду и далее до города Ям дорога шла от селения к селению, самыми важными пунктами на этом пути были Зарецкий и Врудский погосты. Участок Ивангородской дороги между Ямом и Ивангородом был проложен, вероятно, непосредственно после строительства Ивангородской крепости, через лесистые массивы, где в конце XVI в. возник Пятницкий монастырь.

Самые ранние сведения об Ивангородской дороге, точнее - о Водском пути, трасса которого может быть достаточно определенно идентифицирована с Ивангородской дорогой, относятся к рубежу XIV -XV вв. Ревельский бургомистр Герт Витте пишет о "горном" пути, которым русские добираются в Ревель из Новгорода по Водской земле (Wattlande)2. В источниках XVI в. встречается второе наименование Ивангородской дороги - Водская, по какой-то причине встречающееся лишь в районах, расположенных близко от Новгорода. В истории Ивангородской дороги XVI-XVII вв. можно выделить несколько основных этапов, которые последовательно описаны ниже.

К первому этапу относятся первые семь десятилетий XVI в. - последние годы правления Ивана III, княжение его сына Василия III и первая половина царствования Ивана Грозного (до опричного разорения Новгорода). Именно на этом этапе, по всей видимости, происходит обустройство дороги, включение ее в постоянно действующую систему коммуникаций (и, вероятно, само создание этой системы). При этом отрезок дороги между Ивангородом и Ямом появился уже в конце XV в. Известны сообщения Ливонских источников о прорубке дороги от Ивангорода к другой русской крепости (Яму) около 1495 года3. Как полагают исследователи, прокладка такой дороги, должна была превратить Ивангород и Ям в единую систему обороны, созданную на западе Новгородской земли в первые годы после ее присоединения к Москве4. Система ямов, существовавшая от Новгорода до Ивангорода для государственных нужд известна с 1504 г.5, а название Ивангородской дороги впервые встречается в 1532 г. Она выступает в качестве ориентира при разграничении владений Новгородского Кириллова и Вяжицкого монастырей6. Позднее Ивангородская дорога постоянно фигурирует в писцовых книгах7.

В 1540 г. на дороге уже существует Лусский ям8. Вероятно, тогда же возникают и упомянутые в 1568 г. Чащинский и Тесовский ямы9. В 1559/60 г. правительство увеличивает земельные владения новгородских ямов10. Между 1500 и 1568 гг. близ дороги появляется Ильинский Череменский монастырь11. В первой половине XVI в. строится каменная церковь в архиепископском селе Высокие Поляны, основывается Троице-Сергиев Зверинский монастырь. Все эти пункты лежат близ магистрального пути.

Видимо, именно по этой дороге в 1558 г. московские войска шли осаждать Нарву. В рукописном житии св. епископа Никиты Новгородского есть сюжет о чудесном появлении святого в рядах осаждающих12. Через десять лет после взятия Нарвы, в 1568 г. в Спасском Чащинском монастыре, стоявшем на Ивангородской дороге писцовые книги впервые фиксируют церковь во имя св. Никиты Новгородского.

Таким образом, в первой половине XVI в. Ивангородская дорога представляет собой стабильно функционирующий и важный для страны путь. Сооружение новых храмов вдоль дороги также может считаться свидетельством ее особого значения: новые церкви, кроме всего прочего, выполняли функции пространственных ориентиров и делили дорогу на отрезки, часто соответствовавшие ямским прогонам.

Второй этап начинается после 1570 г. После опричного разорения северо-западных земель ситуация на дороге резко меняется. Ивангородская дорога после 1570 г. предстает опустошенной, ямские станции - неустроенными. Во многих документах этого времени дорога упоминается как причина гибели селений13. Проходившие вдоль дороги опричные отряды жгли и грабили окрестности. Дорога воспринималась в качестве причины бедствий. "Большая дорога" как причина запустения селений упоминается и в некоторых других районах Новгородской земли, в Деревской14 и Бежецкой15 пятинах.

Третий этап совпадает с заключительным периодом Ливонской войны и первыми годами после нее. Дорога временно прекращает функционировать. В Водской пятине велись военные действия. В писцовой книге 1582 г. описана лишь южная ее часть; северные и северо-западные погосты были заняты шведами16. По этой причине после войны в ходе реконструкции государственной дорожной сети 1586 г., когда по Большой Московской, Ореховской и другим дорогам активно велось "устройство" ямских станций, Ивангородская дорога не восстанавливалась далее ближайшего к Новгороду Лусского яма "для немецких людей"17. На север страны в это время вела лишь Ореховская дорога.

Четвертый этап приходится на годы русско-шведской войны 1591-1593 гг. В ходе ее Ивангородская дорога вновь обретает государственное значение. В течение 1590 г. русские отряды неоднократно движутся по дороге в сторону занятых шведами крепостей. 6 января 1590 г. царь Федор Иванович послал по "Ругодивской" (т.е. Ивангородской) дороге воевод В.К.Черкасского и Дм.И.Вельяминова, "а велел им государь стоять до своего государева указу в селе в Тесове, отшот от Новагорода шестьдесят верст"18. В январе того же 1590 г. сам царь Федор Иванович с царевичем Рослунеем "из Ямские Веси к Яме городу"19 могли подойти только по Ивангородской дороге (см.: карта 2). При этом, известно и о вылазках шведов в отвоеванные уезды в 1591-1593 гг., производившихся по трассе Ивангородской дороги. Во время одной такой вылазки по Ивангородской дороге шведы полностью разорили Пятницкий монастырь, лежавший в 2 верстах к западу от Яма (Глава 2, № 1.47). В 1591/92 г. был издан указ царя Федора Ивановича об устройстве Тесовского и Зарецкого ямов. Эти новые станции были больше, чем в середине столетия. "Государевы устройщики" должны были "сажать" на них по 20 человек ямских охотников, с пятью лошадьми каждого20. Позднее между этими ямами возобновился третий, Чащинский, близ Чащинского монастыря.

В правление Бориса Годунова функционирование Ивангородской дороги резко активизируется. Уже в последние годы XVI в. правительство принуждает вотчинников поставлять крестьян на дорожные работы21. До нас дошел обширный комплекс документов 1602-1603 гг., связанных с визитом в Россию датского принца Ганса, жениха царевны Ксении Борисовны, умершего в Москве. Русские власти стремились создать на время визита датского герцога благоприятную картину. На Ивангородскую дорогу, по которой он должен был проехать, по царской грамоте посылаются досмотрщики для проверки сохранности мостов. На дорожные работы с погостов, приписанных к ямам, созываются крестьяне22. Однако, не всегда мероприятия правительства шли гладко. Подчас помещики и монастырские настоятели противились участию своих людей в обустройстве дороги, ямские охотники разбегались. Так, один из ямщиков Зарецкого яма бежал в расположенный на той же дороге Чащинский монастырь, где постригся в монахи. Позднее был издан указ о его насильственном возвращении на ям23. В 1602 г. правительство направляет в Ивангород часть служилых людей и новокрещеных татар для встречи датского королевича, собирает в Новгороде еще большее число дворян24.

Мероприятия правительства по благоустройству дороги продолжались, вероятно, вплоть до подписания в 1609 г. Выборгского договора (так, в апреле 1606 г. известен посланный на дорогу ямской стройщик Иван Линев25), вслед за которым началось постепенное проникновение шведских войск на Северо-Запад России, завершившееся в 1611 г. занятием Новгорода. На плане Новгорода, изображающем осаду его Делагарди изображена Via Coporiam ducens (Большая Копорская дорога), со стороны которой наступает на Софийскую сторону шведское войско26. По всей видимости, это была Ивангородская дорога, а два храмовых комплекса на ней, скорее всего, Богоявленский и Трехсвятский монастыри на Вотской дороге ( Глава 2, № 1.1, 1.2). Интересно, что по сообщению шведского историка XVII в. Ю.Видекинда еще в 1609 г., когда войско Делагарди впервые двигалось к Новгороду, оно остановилось в Тесове, "в 10 милях от города"27.

Новый, интенсивный этап истории дороги приходится на годы шведского военного присутствия в Новгородской земле в 1611-1617 гг. Дорога начинает непрерывно функционировать, в первую очередь как военная коммуникация, обеспечивавшая связь Новгорода - резиденции Якова Делагарди, с Балтийским морем и метрополией. Уже летом 1613 г. большое число конных и пеших людей сгоняется на дорожные работы, в том числе и из отдаленных районов Новгородского государства. Так, в июне 1613 г. порховский воевода Иван Крюков должен был "с Порховских дворцовых сел на Иванегородцкую дорогу к мостовому делу доправить" дополнительно 34 человек конных и 27 человек пеших. При этом пригнанные прежде "Карачюницкого и Болчинского погоста посошные люди" уже успели замостить "за Тесовом старых мостов поделано и новым лесом двести одна сажен… а лес клали мелкой еловой и осиновой и березовой"28. Дорога берется шведами под контроль. В Зарецком и Тесовском ямах возникают "острожки" или "шанцы"29. Эти военные мероприятия не были перестраховкой: английского посла Джона Мерика в 1615 г. ограбили какие-то "двое русских", которых, пойманных с поличным, содержали в Зарецком остроге30. Из переписки генерала Делагарди и кн. Ивана Одоевского известно, что в те годы использовался и вариант дороги из Новгорода на Копорье31. Материалы Новгородской приказной избы, хранящиеся в Riksarchivet в Стокгольме, относящиеся к первым годам шведского оккупационного режима (1611-1613), показывают, как нам представляется, принципы обеспечения дорожного устройства, сложившиеся еще при Борисе Годунове. Так, нам известны данные о том, что в 1612/13 г. хлебное жалованье ямским охотникам Тесовского яма доставалось из доходов Новгородского Дворца, а туда, в свою очередь, поступали от окрестных помещиков32. В это же время деньги на мощение мостов по Ивангородской дороге раскладывались на дворцовые волости, причем даже на такие удаленные от Новгорода как Устрецкую и Кострецкую33.

На дороге в эти годы было весьма беспокойно. Торговые люди, возившие товары по дороге из Новгорода в Ивангород и Нарву подвергались ограблениям. В 1614 году в Новгородском дворцовом приказе перед дьяком Пятым Григорьевым слушалось дело об ограблении двух таких купцов - Федора и Данила, везших в 1613 г. товар в Ругодив. Они обвиняли некоего Якуша в том, что тот "их Федку и Данилку с своими племянники и с товарищи в Заречье в деревне в Русковичах били и грабежу у них двое лошадей возами хмелем в тритцат рублев да денег тритцат рублев да платья по кафтану по лазоревому да по зипуну да по кресту да по перстню да две лисицы да две пищали всего на пятнатцат рублев взяли". Ранее обвияняемый Якуш сам занимался извозом по Ивангородской дороге и одновременно был старостой во Врудском погосте. За него готовы были поручиться "села Тесова на хрестьянина на Офонку Воробьева с товарыщи, которые у Клауса (Храмборна) в ызвозе были, Зарецкого яму на охотников на всех в слух и в виденье, Врутцкого погоста на хрестьян деревни Глумиц на Степанка да на Петрушку, деревни Донца на Пашка и на всех Врутцкого погоста крестьян, Копорского уезда Ласковицкого погоста деревни Губаниц на Онтонка на Минина з братьею.... да на детей боярских на Никиту Тыркова да на Офонасья Охлебаева да на Петра Савина в том, что он, Якуш с своими племянники и с товарцыщи тех своих исцов Данилка и Федка не бивали и не грабливали"34.

К периоду шведского господства относится и единственное обнаруженное мной изображение Ивангородской дороги. Это - гравюра участника голландского посольства 1615-1616 гг., предпринятого, как и миссия Дж.Мерика, с целью заключения мира между Россией и Швецией35. На этой гравюре изображен какой-то участок дороги между Врудским и Тесовским ямами, проходивший по болотистой местности. Дорога на гравюре образована рядами вплотную прилегающих друг к другу бревен, лежащих перпендикулярно движению путников и укрепленных жердями. В правом углу автором изображены голландцы-всадники, вступающие на гать. Такой картине соответствует и описание Ивангородской дороги, сделанное другим участником этого посольства: "...Дороги очень дурны; почти половина дороги состоит из дерев, которые кладутся по болоту. Дерева эти во многих местах были переломаны, а стороною нельзя было ни ехать, ни идти..."36.Самое неожиданное, что очень похожими красками рисует нам дорогу и позднейшая устная народная традиция: "Лет 80 тому назад [эта запись относится к 1923 г.- А.С.], помнят еще некоторые старики, находили груды леса, поросшие мхом. Лес был хвойный, толстый, и некоторые деревья совершенно здоровые, только сверху погнили, они даже употреблялись на починку мостов и дорог. Лес этот был остатки дороги, проложенной войском Иоанна IV. Он предполагал употребить этот лес на переправы через ручьи, болотистые и сырые места, но почему-то не удалось, и так этот лес остался лежать и большею частью сгнил"37.

Новый этап начинается после заключения в 1617 г. русско-шведского мира в Столбове, когда произошло размежевание границ двух государств. Соглашение о границах было подписано именно на Ивангородской дороге - в местечке Осиновая Горка - точке пересечения дороги со шведской границей38. Позднее, в течение XVII в. это место служит пунктом размена перебежчиков с той и с другой стороны39. С этого времени характер дороги изменяется. Она становится магистралью, соединяющей два государства. Надо отметить, что в этой магистрали правительство заинтересовано не было. В годы русско-шведской войны 1655-1657 гг. по Ивангородской дороге в пограничные места вторгаются отдельные шведские отряды, один из которых разорил Троицкий Зверинский монастырь40. То же повторилось в первые годы Северной войны. По переписной книге 1709 г. ближние к границе деревни, расположенные на Ивангородской дороге, были разорены шведами41. Незаинтересованность русского правительства в дороге в XVII в. сказалась и на ее состоянии с русской стороны. Купцы, ездившие по Ивангородской дороге в Швецию, писали, что "из Новагорода до Тесова бывала дорога мостовая, а ныне мостов нет, и дорога худа, грязна и водяна, и через речки и по мхам достальные мосты нынешнею великою водою поняло, и ехать ныне с телеги тою дорогою никоторыми обычии нельзя, только по нужи проедет верхом, и тут по местам итти пеш"42. В это время одно из названий Ивангородской дороги - "Тесовская дорога", по наиболее важному пункту на ней43.

После присоединения Ингерманландии к Швеции на ее территории дорожная система развивалась довольно активно. В частности, Ивангородская дорога получила несколько ответвлений и уже не являлась важнейшей для Ингерманландии магистралью (как это было в XVI в.). Уже в 1617 г. использовалась дорога из Ивангорода к Копорью, причем в Копорье существовал особый Копорский ям44.

В XVII в. со все большей интенсивностью начинают использоваться водные пути в Новгород - по Луге и Мшаге или через Неву и Ладогу. Последним путем, в частности, ехал в свое первое путешествие Адам Олеарий45, но возвращаясь в Голштинию, и, затем, назад из Голштинии в Россию и Персию во второй раз, он, все же, воспользовался Ивангородской дорогой46. Даже постоянно функционировавший участок дороги от Тесовской пристани до Новгорода был в плохом состоянии. В 1631 г. полку немецких солдат, который должен был набрать находившийся на русской службе подполковник Генрих фан Дам было предписано идти в Московское государство через Псков: "А с рубежа б идти им ко Пскову водяным путем или куда Государь укажет; а к Нову де городу с Иванягорода идти нельзя, дорога добре худа, солдатам пешим идти будет скучно"47. А в 1633 г., когда на Тесовскую пристань прибыл большой груз "лат и железных шапок", возникли сложности с его транспортировкой. С Тесовской заставы сообщали: "а латы, государь, в бочках, а бочки грузные, сею [Ивангородской - А.С.] дорогою к Новугороду тех бочек не провезти"48. После заключение Кардисского мира шведские купцы жаловались на то, что Тесовский мост (вероятно - мост через Оредеж близ Тесовского яма) находился в неисправности, что затрудняло перевоз товаров49. Во второй половине XVII в. шведский разведчик Э.Пальмквист так описывает Ивангородскую дорогу: "Эта дорога почти сплошь идет по замерзшим болотам, едва только проходимым летом, особенно от селения Мокрицы до Новгорода, где дорога идет по очень топким и опасным местам... В зимнее время дорога эта, напротив, гладка и ровна как специально устроенный ледяной каток50". Интересно, что в это же время со шведской стороны дорога поддерживалась, видимо, в относительном порядке: она отмечена на карте 1676 г. как магистраль, тогда как, к примеру, трасса Ореховской дороги теряется в сети небольших сельских дорог51. Но и в конце XVII в. Ивангородская дорога продолжала использоваться: шведская делегация 1684 г., в которую входил Ю.С.Спарвенфельд, ехала к Новгороду по ней52.

Возможно, сохранение Ивангородской дороги в плохом состоянии было и умышленной акцией русского правительства в целях таким дешевым способом отчасти обезопасить границу со Швецией. 11 пункт из перечня жалоб шведских купцов, составленного уже после Кардисского мира гласил: "чтобы все пути в стране, особенно Тезовский мост и дорога от Медведя в Онасиц были исправлены, и чрез то товарам было бы легче и удобнее отправляться на восток и из-за этих местностей не отдавалось бы предпочтение Архангельскому пути" 53.

Такая ситуация сохраняется до начала Северной войны. Интересно, что поход Петра I на Нарву в 1700 г. шел не по этой дороге, а по другой, сухопутной же, проходившей через Шелонскую пятину54. В 1704 г., однако, по отвоеванной у шведов Ингерманландии Петр проезжал в Новгород трассой Ивангородской дороги. В описании его пути упоминаются расположенные на дороге села Каложицы и Заречье. В Орлинском озере (близ Орлинского яма начала XVII в.) у царя утонул "мортир"55. Некоторая активизация дороги в начале XVIII в. со строительством Петербурга прекращается. Более важной становится строящаяся в 1711-1746 Московско-Петербургская дорога56. Но еще в 1718 г., близ лежащего у дороги Зверинского монастыря, мы застаем "двор постоялой для зимнего пути", где "живут служебники"57. Со временем дорога полностью прекращает функционировать.. Примечательно, что на планах Генерального межевания дорога отмечена лишь на территории Рождественского уезда, т.е. в бывшей Шведской Ингерманландии. Планы же Лужского уезда, земли которого в XVII в. являлись частью Новгородского уезда, такой дороги не знают58.
 

Примечания


1 До 1478, частично с 1552, полностью в 1648-1764.

2 Witte G., B?rgenmeister zu Reval, theilt dem Revaler Rathe vershiedene Nachrichten ?ber den Handel mit Russland // Bunge F. G. Liv-, Esth- und Curl?ndisches Urkunenbuch nebst Regesten. Bd. 4. Reval, 1859. S. 340-341. ? 1551.

3 Bunge F. G. Liv-, Est- und Kurl?ndisches Urkundenbuch. Zweite abteilung. Bd. 1. Riga; Moskau, 1900. ? 200.

4 Клейненберг И. Мероприятия Русского государства по укреплению Нарвской границы в конце XV века // Военно-исторический журнал. 1960. № 6. С. 125-127; Мильчик М.И. Итальянские мастера... С. 193.

5 Подорожная грамота Селе толмачу от Москвы до Ивангорода. 1504. 18.05 // ПДСДР. Т. 1. Спб., 1851. С. 124-125.

6 Акты Юридические или собрание форм старинного делопроизводства. СПб., 1838. С. 174.

7 Писцовая книга Водской пятины 1540 г. / Под ред. А.М.Гневушева. Новгород, 1917. Вып.1. С. 28; Писцовая книга Водской пятины И.В.Булгакова и подьячего П.Шепелева.1568 // РГАДА, ф.137, оп.1, Новгород. д. 7, л. 104 и др.

8 Писцовая книга Водской пятины 1540 г... С. 28.

9 Отрывок писцовой книги Водской пятины письма кн. П.Оболенского и И.Зюзина с товарищи. 1568 // РГАДА, ф.137, оп.1, Боярские и городовые книги, № 1-а, л. 84-84об., 151.

10 "Дана Вяжицкого монастыря игумену в додачу за тое полобжи, что у них в 68 году по иванегородцкой дороге их монастырская земля полчетверты обжи взята на государя и отдана охотникам к ямскому (так в списке; полагаю, правильно: Лусскому. - А.С.) яму". - Грамота новгородских дьяков Андрея Васильева сына Буйносова и Леонтия Ананьина Вяжицкого монастыря игумену Арсению с братьею об отдаче половины обжи в вопчей деревне Горке в додачу за половину обжи по Ивангородской дороге, взятой на государя. 1566. 27.03. Список XVIII в. // СПбИИ, кол. 174, оп. 1, д. 275.

11 Там же, л. 268.

12 Толстой М.В. Святыни и древности Великого Новагорода. М., 1862. С.24-25.

13 Самоквасов Д.Я. Архивный материал. Новооткрытые документы поместно-вотчинных учреждений Московского государства XV-XVII столетий. М., 1908. Т.2. С. 326-327.

14 Осьминский Т. И., Амромина Р.А., Дмитриева З.В. Деревская пятина во второй половине XVI в Запустение 60-80-х гг. // Аграрная история Северо-Запада России XVI века. Новгородские пятины / Под ред. А.Л. Шапиро. Л., 1974. С. 66 - 67.

15 Абрамович Г.В. Бежецкая пятина // Аграрная история Северо-Запада России XVI века. Новгородские пятины / Под ред. А.Л. Шапиро. Л., 1974. С. 189.

16 Подлинная писцовая книга Воцкой пятины письма и дозора С.Дмитриева, Е.Старого и подьячего С.Киселева. 1582 // РГАДА, ф.1209, д. 958, л. 496.

17 Книги ямские Новгородского уезда И. Г. Вельяминова да дьяка С. Собаки Васильева. 1586 // ОР РНБ, ОСРК, Q IV, 261, л. 129об.

18 Разрядная книга 1475-1605 гг. М., 1987. Т. 3. Ч. 2. С. 151.

19 Там же, с. 155; Разрядная книга 1559-1605 гг. М., 1974. С. 257.

20 Книги Новгородских ямов 1586-1588 гг. // ОР РНБ,ОСРК, Q IV, 264, л. 63, 70.

21 Порядная 7 крестьян Никольского Вяжицкого монастыря с казначеем Никодимом на подвоз леса и постройку мостов на Ивангородцкой дороге. 1597. 21.10 // Архив П.М.Строева. Т. 1 // РИБ. Т. 32. СПб., 1915. Ст. 724-725; Порядная 4 крестьян Никольского Вяжицкого монастыря с казначеем Никодимом на подвоз леса и постройку мостов на Ивангородцкой дороге. 1597. 21.10 // Там же, Ст. 726; Порядная 5 крестьян с казначеем Вяжицкого монастыря Никодимом на мостовое дело. 1598. 11.01 // Архив П.М. Строева. Т. 2 // РИБ. Т. 35. Пг., 1917. Ст. 2-3.

22 Отписка досмотрщиков Ивкова и Семенова и роспись мостов на их участке. 1602. 21.06 // Дела Тайного приказа. Т. 2 // РИБ. Т. 22. СПб., 1908. Ст. 528-534 и др.

23 Челобитная охотников Зарецкого яма на укрывшегося в монастыре охотника-третника и указ по ней. 1602. 22-26.06. // Дела Тайного приказа. Т. 2 // РИБ. Т. 22. СПб., 1908. Ст. 497-501.

24 Грамота царя Бориса Федоровича в Новгород воеводе кн. В.И.Буйносову-Ростовскому и дьяку Поздееву с наказом сейчас же послать в Новгородские пятины для вызова в Новгород детей боярских и новокрещенов из татар и для сбора казаков, а по ямам подвод для встречи датского королевича.12.08.1602. // СПбФИРИ. Кол.183, карт.1, №20; Отписка Новгородскому воеводе кн. В.И.Буйносову-Ростовскому и дьяку В,Поздееву с распоряжением выслать на государеву службу в Ивангород 50 детей боярских Водской и Шелонской пятин и выявить нетчиков. 26.07.1602.// СПбФИРИ. Кол.183, карт.1, №7.

25 Память стройщику Линеву об отчинах Вяжицкого монастыря в Луском погосте. 1606, апрель // ААЭ. Т. 2. 1836. № 42. С. 98-99.

26 Коваленко Г.М. Швеция и Россия в XVII в.: Из истории политических и культурных связей // Rapportserie utg. Av Forskningarkivet vid Ume Universitet. Scriptum № 40. 1995. С. 28.

27 Видекинд Ю. История шведско-московской войны / Пер. с лат. С.А.Аннинского // СПбФИРИ, ф.276, оп. 1, д. 140, часть 1, с. 49-51.

28 Начало отписки от бояр и воевод из Новгорода в Порхов воеводе И.И.Крюкову о неисполнении тем прежних грамот бояр. 1613, после июня // Дело о выделении С.И.Скрыпицыным и подьячим Дм.Елисеевым государева хлеба в порховских дворцовых селах. 1613. 11.07-16.09 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fr?n Novgorod, serie 2:50, ?. 48 об.

29 Книга записная сбора хлеба и денег для шведских войск по Тесовскому острожку. 1615. // ГАШ // СПбФИРИ, м/ф. 403 (без пагинации); Якубов К.И. Русские рукописи Стокгольмского архива // ЧОИДР. В.2,4. С. 33-34; Донесения Нидерландских посланников о их посольстве в Швецию и Россию в 1615-1616 г. Сообщения из Нидерландского Государственного Архива // Сборник РИО. Т.24. 1878. С. 37, 406.

30 Лист Джона Мерика графу Эвердту Горну от 28 февраля 1615 г. // Сб НОЛД. Новгород, 1912. В.6. С. 13; Лист Джона Мерика графу Эвердту Горну от 10 апреля 1616 г.// Сб НОЛД. Новгород, 1912. В.6. С. 18.

31 Письмо графа Делагарди кн. Ивану Одоевскому, во время путешествия его из Новгорода в Ревель к королю Густаву Адольфу. 1614. 10.08 // ДАИ. Т. 2. СПб., 1846. С. 41.

32 Приходно-расходные книги государева дворца. 1612/13 // NOA, Riksarkivet, Stockholm, Serie I: 34, л. 63-65.

33 Приходно-расходные книги государева дворца. 1612/13 // NOA, Riksarkivet, Stockholm, Serie I: 34, л. 459.

34 Отрывок из судного дела у дьяка Пятого Григорьева по поводу некоего Якуша (зачеркнуто, сл. до сент 1614) // Ockupationsarckivet fr?n Novgorod, Riksarchivet, serie 2: 122, л. 22 об., 24 об.

35 Goeteeris A. Journael der legatie ghedaen inde Jaren 1615 ende 1616 ... Graven-Hage, 1619. Fig. 28/29.

36 Донесения Нидерландских посланников... С. 37.

37 Легенды и предания о Тесовском крае. Материалы, собранные кружком по изучению Тесовского края. 29.04.1923. // ОПИ НГОМЗ, ф.6, оп.1, д. 177, л. 3.

38 Межевая запись о размежевании по Столбовскому договору Новгородского, Ладожского и Гдовского уездов от Шведских владений. Лета 7126 марта 29 дня // ПСЗ. Собр. 1. Т. 1. СПб., 1838. С. 203.

39 Жербин А.С. Переселение карел в Россию в XVII веке. Петрозаводск, 1956. С. 49; Отписка А.Мелницкого и С.Свербеева в Новгород о пути их на Осиновую Горку для перебежчицкой размены. 29.03.1636. // СПбФИРИ, ф. 109, д. 595 и др.

40 Память из Новгородского дворцового приказа сотнику стрелецкому Л. Аристову об отдаче на оброк строителю Троицкого Зверинского монастыря старцу Феодосию с братьей сроком на 10 лет, без перекупки пустошей Чащиц, Озерешны, Часовенки и Ольховца. 18. 11. 1663 // СПбФИРИ, кол. 172, перепл. 3, д. 240.

41 "Деревня Чаща, по досмотру явилось вся пуста, а по скаске того погосту старосты Изота Сидорова и выборных волостных людей крестьяне тое деревни жили в 11 дворех, и в прошлом 1703 году неприятельские люди Свейские тою деревню Чащу разорили, пожгли всю без остатку, и крестьян побили, а иных многих в полон взяли з женами и з детми" (Переписная книга помещичьих, вотчинных, монастырских и дворцовых крестьян, церковнослужителей Воцкой пятины Новгородского уезда А.Н.Селиванова. 1709 // РГАДА, ф. 1209, оп.1, д. 8576, л. 67).

42 Русско-шведские экономические отношения в XVII в. Сборник документов. М.;Л., 1960. № 53. С. 84.

43 Челобитная выборжца торгового человека Ф.Геслинга в новгородскую приказную палату о выдаче ему товаров, задержанных в Новгороде и об отпуске за шведский рубеж. 1668. до 1.05 // Русско-шведские экономические отношения в XVII в. Сборник документов. М.;Л., 1960. № 189. С. 309-310.

44 "126 году сентября в 13 день. Памет копорскому ямщику Ивану Григорьеву сыну с товарыщи, что мы платили Иванегородцкому прикащику Пентелею Васильеву сыну прогонных денег 8 рублев для того, что проехали иванегородцкие крестьяне с подводы мимо Копорья. А отпис писал Фетка Якимов с. Попов". - Bengt Halsolls R(kenskap f(r Ivangorod. 1618-1619 // Kammararchivet. Baltiska fogder(kenskaper. F. 415. Nr.13.

45 Олеарий А.. Описание путешествия в Московию... С. 7-12.

46 Олеарий А.. Описание путешествия в Московию... С. 58;123-124.

47 Условия, утвержденные государем царем и великим князем Михаилом Федоровичем, на коих подполковник Генрих фан Дам изъявил желание вступить в Российскую службу и обязался нанять в иностранных государствах для Российской же службы целый полк вольных немцев. 1631. 18.01 // СГГД. Ч. 3. 1822. № 82. С. 310-316.

48 Отписка Тесовского заставного головы Воронина новгородскому воеводе кн. И.М.Катыреву-Ростовскому о латах, перебежчиках и пр. июнь 1633 // СПбФИРИ, ф. 109, д. 766.

49 Жалоба на притеснение русскими шведских купцов (после Кардисского мира) // ЧОИДР. 1901. Кн. 4. Смесь. С. 18-24.

50 Пальмквист Э. Некоторые заметки о России... С. 15.

51 Карта бывших губерний Иваньгорода, Яма, Копорья и Ноэтеборга...

52 Биргегорд У. Новгородские страницы дневника Ю.С.Спарвенфельда // НИС. Вып. 6 (16). Спб., 1997. С. 280-281.

53 Жалоба на притеснение русскими шведских купцов (после Кардисского мира) // ЧОИДР. 1901. Кн. 4. Смесь. С. 18-24.

54 Юрналы и камер-фурьерские журналы. Походные и путевые журналы императора Петра I. 1700 г. СПб.,1853.

55 Юрналы и камер-фурьерские журналы. Походные и путевые журналы императора Петра I. 1704 г. СПб.,1854. С. 12.

56 Николаев А. С., Житков С. М. Краткий исторический очерк развития водных и сухопутных сообщений и торговых портов. СПб., 1900. С. 331.

57 Книга переписная церковнослужителей, помещичьих, монастырских, архиерейских, дворцовых крестьян, монастырских слуг и работников, ямщиков и другого населения Корельской и Полуцкой половин Воцкой пятины Новгородского уезда. 1718 // РГАДА, ф.350, оп.1, д. 283, л. 1966об.

58 Атлас Санкт-Петербургской губернии. 1791 // РГИА, ф 1350, оп.312, д. 25.
  ошейник для женщины

Hosted by uCoz